Вы здесь

Переломы челюстей и повреждения мягких тканей лица

Повреждения лицевого скелета и черепной коробки встречаются в мирное время довольно часто, что объясняется прежде всего выдвинутым положением головы и, в частности, челюстных костей, покрытых сравнительно тонким слоем мягких тканей. При обширной статистике Брунса (15 000 случаев) из всех костных повреждений на повреждения головы приходится 3,86% (из них 2,44% — на повреждение лицевых костей и 1,42% — на повреждение черепных костей).

Из общих данных статистики первой мировой войны видно, что на 14—20% ранений головы из общего числа раненых на долю челюстно-лицевых ранений приходится около половины.

В германской армии за первые 2,5 года войны из 108 500 зарегистрированных раненых получило повреждение мягких тканей 3,9%, а повреждение мягких тканей и костей—1,5%, а всего 5,4%.

Количество раненых во французской и бельгийской армии за 9 месяцев войны достигло 50 000. Во Франции после войны на учете числилось и нуждалось в помощи 8 588 раненных в лицо.

В Англии через специальный госпиталь в Синдкупе прошло 10 000 челюстно-лицевых раненых.

В Москве за 5 лет войны через госпиталь прошло до 40 000 раненых, получивших челюстные ранения. Большее число раненых прошло через челюстные госпитали, развернутые в б. Петрограде, Киеве, Полоцке, Смоленске и других городах с общим числом коек до 2 000.

Процент смертности от челюстно-лицевых ранений, доходивший в крымскую войну 1856 г. до 48, во время франко-прусской войны 1871 г. снизился до 9,3. Во время первой мировой войны этот процент снизился еще в несколько раз, а во время итало-абиссинской войны был доведен до 1,4. Количество челюстно-лицевых раненых в Великую отечественную войну составляло 1,5% по отношению ко всем раненым.

По материалам эвакогоспиталей смертность от этого вида ранений равнялась 0,9%; в том числе смертность от сепсиса составляла 35%, от пневмонии и абсцесса легкого — 34%, от менингита — 12%, от кровотечения — 4%, от разных причин — 15%.

Снижение смертности стоит, конечно, в связи с более совершенными методами обработки ран, со своевременным шинированием отломков и лучшей организацией эвакуации раненых.

Повреждения черепа и мозга представляют непосредственную опасность для жизни. Значение челюстно-лицевых повреждений более ограничено. Повреждения челюстей и окружающих их мягких тканей, включающих важные в функциональном отношении органы — мышцы, нервы, сосуды, ведут преимущественно к глубоким функциональным расстройствам жевательного аппарата. Но и при них, особенно после огнестрельных ранений, могут возникнуть опасные для жизни моменты, как-то: кровотечения, удушение от западения языка, аспирационные пневмонии, шок, острая инфекция и пр.



Частная хирургия

Кроме того, эти повреждения, обезображивающие лицо, сильно влияют на психику больного.

Все органы, образующие жевательный аппарат, находятся в тесной анатомической взаимосвязи и функциональной зависимости, и повреждение любого из них вызывает расстройство функций других органов: например, полный перелом дуги нижней челюсти нарушает равновесие жевательных мышц (смещение отломков), при повреждении мышц и нервов парализуются движения нижней челюсти; последовательное рубцевание поврежденной слизистой оболочки и кожи в приротовой области дает рубцовые стяжения, вследствие чего челюсти и зубы перестают работать, и т. п.

Эта тесная анатомическая связь и сочетание повреждений лицевых костей с повреждениями покрывающих их мягких тканей обусловливают своеобразную клиническую картину таких повреждений и требуют специальных методов лечения. Перелом челюстей, особенно нижней челюсти (активного органа движения), мы рассматриваем по аналогии с конечностью, как «патологическую единицу, состоящую из двух элементов» — переломанной и сдвинутой кости и «нарушения физиологического равновесия мускулатуры челюсти».

 

Мышцы, прикрепленные симметрично по обеим сторонам к челюстной дуге (составленной из двух половин, срастающихся только в первые месяцы после рождения), действуют или симметрично, одновременно с двух сторон или с одной стороны, определяя весь сложный механизм жевательной функции. Разъединение отломков после перелома влечет нарушение физиологического равновесия как между мышцами, поднимающими и опускающими нижнюю челюсть, так и между мышцами, расположенными с внутренней и наружной стороны каждой половины челюсти.

Равновесие мышц восстанавливают путем вправления и фиксации челюстных отломков, применяя, так же как и при других переломах, ручные приемы определенной силы и пользуясь вытягивающими аппаратами и шинами, противодействующими ненормальному сокращению мышц, с той только разницей, что здесь шины и аппараты, за немногим исключением, накладывают непосредственно на зубы, служащие продолжением костного скелета.

Восстановление трудоспособности возможно лишь при окончательном излечении, т. е. лишь при полном восстановлении функций всего жевательного аппарата.

Учитывая тесную анатомическую связь не только между переломанной костью и мышцами, выведенными из физиологического равновесия, но и между окружающими мягкими тканями и полостью рта, перелом челюстей нужно рассматривать как сложный симптомокомплeкс, где все факторы влияют на течение и исход, болезни, а полное излечение зависит от восстановления целости кости и функций окружающих мягких тканей.

Современное состояние знаний в области челюстно-лицевой хирургии позволяет нам считать возможным полное или почти полное восстановление жевательного аппарата даже в трудных и запущенных случаях. Я имею в виду лечение свежих огнестрельных ранений и других повреждений лица, а также и свежих переломов с помощью более или менее совершенных шинных аппаратов, лечение стойких повреждений лица и челюстей путем применения пластических операций на мягких тканях и костях, — например, пересадку кости для восстановления челюстной дуги, и сложные ортопедические и постоянные протезы для восстановления утраченной функции.