Вы здесь

Пластические качества филатовского стебля

Приведенные истории болезни больных отражают наиболее типичные обезображивания лица и шеи; в них детально описана методика устранения этих обезображиваний. Отличающуюся наибольшим разнообразием группу комбинированных обезображиваний охватить иллюстрациями историй болезни не представляется возможным, да в этом и нет необходимости, так как восстановление формы лица во всех отдельных случаях будет слагаться из приведенных основных способов, выработанных для типичных обезображиваний. Эффективность вмешательства будет зависеть от правильного анализа обезображивания, правильной оценки величины отсутствующих тканей, заготовки необходимого количества трансплантируемого пластического материала и последовательности плана оперативных вмешательств.

Выработанная нами методика устранения огнестрельных обезображиваний носа и граничащих с ним участков средней зоны лица при помощи круглого стебля основывалась на двух принципах: 1) возможность образовать тонкостенную дублированную площадку из распластанного конца круглого стебля, из которой одномоментно формируются все части полностью отсутствующего носа, что обеспечивает достижение тонкостенных симметричных элементов хрящевого отдела носа с полноценным носовым дыханием, и 2) возможность сформировать из круглого филатовского стебля выпуклые формы на месте отсутствующих тканей средней зоны лица, с образованием основания для наружного носа, на которых продолжить его формирование. Методика восстановления формы частично обезображенного хрящевого отдела носа также построена на принципе образования дубликатуры из распластанного конца круглого стебля, приживленного к краю дефекта.

К образованию дублированной площадки из конца распластанного круглого стебля Филатова мы подошли постепенно. Многочисленные наблюдения за исходами после зашивания краев кожи на концах стеблей, остающихся на питающей ножке при отсечении их от приживленного мигрирующего конца, показали нам, что ушивание краев косо срезанного конца стебля в продольном направлении часто заканчивалось некрозами образующегося конусовидного конца стебля. Наоборот, ушивание его в поперечном направлении по отношению к рубцу приводило к хорошему заживлению, несмотря на перегиб кожи у основания косо срезанной площадки. Дальнейшие наши наблюдения показали, что заживление конца стебля при таком его ушивании не отражалось на пит^лии перегибаемого конца площадки после удаления с ее раневой поверхности толщи подкожножировой клетчатки. Выработав методику подшивания конца круглого стебля к краю дефекта, благодаря которой были созданы максимальные условия для наибольшего врастания сосудов в поверхностные слои клетчатки стебля, мы решили удалять гораздо большее количество подкожножировой клетчатки с раневой поверхности распластанного круглого стебля и дублировать его конец. Мы неизменно получали гладкое приживление подворачиваемого конца стебля и тонкостенную дублированную площадку.

Правильно производимый анализ обезображивания, продуманный план проведения последовательных операций с учетом величины дефекта и наличием достаточного количества трансплантируемых тканей давали нам возможность сравнительно просто выполнять главные этапы операции, воссоздававшие в основном отсутствовавшие части средней зоны лица и наружного носа в относительно короткие сроки.

Последующие корригирующие операции уже не представляли трудности, и в конечном итоге имевшееся обезображивание лица сменялось вполне приемлемыми как для больного, так и для окружающих его чертами. Впрочем, необходимо отметить, что правильно произведенные расчеты при формировании стебля и прекрасно развивающаяся артериальная сеть сосудов в стебле при подшивании его по описанной методике дают возможность производить смелые манипуляции со стеблем, придавая ему весьма сложные фигуры, гармонирующие как с остатками разрушенного органа, так и с общими чертами лица часто без дальнейших дополнительных коррекций.



Время и силы, затрачиваемые больными, окупаются не только косметическим эффектом. Результаты операций весьма благотворно отражаются на общем состоянии больных и на их психике. Помимо этого, как правило, наблюдавшиеся до операции катарральные состояния зияющей слизистой полости носа и параназальных синусов при обширных отрывах тканей средней зоны лица, а также застойные явления в окружающих тканях, обусловленные Рубцовыми стяжениями, в послеоперационном периоде удивительно быстро подвергаются обратному развитию.

Решающая роль в этом отношении, безусловно, принадлежит приживленным трансплантатам как биогенным стимуляторам. Заменяя иссекаемые обширные рубцы и включаясь в круг кровообращения окружающих дефект тканей, имея прекрасно развитую сеть кровеносных сосудов, они не только улучшают крово- и лимфообращение в окружающих дефект тканях, но и дополняют и расширяют сеть кровеносных сосудов средней зоны лица, внезапно грубо нарушенную в момент прохождения ранящего снаряда. Это немедленно сказывается и на субъективных ощущениях больных — быстро проходят головные боли, утомляемость и пр.

Накопленный опыт пластического устранения при помощи филатовского стебля обезображиваний, относящихся к наиболее трудному разделу челюстно-лицевой хирургии, к ринопластике, позволил нам применить его и при других обезображиваниях лица и шеи.

Расширяя границы применения филатовского стебля, мы все больше убеждались в его исключительно высоких пластических качествах, в безукоризненном приживлении в явно инфицированных областях, таких, как полость рта, зияющие стенки глотки, шейный отдел пищевода, и при формировании гортани. На филатовском стебле можно производить смелые манипуляции, но вместе с тем он требует исключительно бережного отношения. Поэтому в процессе формирования из него того или иного органа следует обращаться с ним предельно бережно и помнить, что самыми опасными для него травмирующими орудиями являются хирургический пинцет и тупой нож. В послеоперационном периоде филатовский стебель чувствителен к таким вредным моментам, как длительное сдавливание его небрежно наложенной повязкой, перегибы, гематомы и пр.

Клинические наблюдения над применением филатовского стебля при большом количестве разнообразных последствий огнестрельных ранений и воспалительных процессов лица и шеи приводят нас к следующим общим выводам:

  • 1.    Пластические качества филатовского стебля значительно расширили границы пластической хирургии лица и шеи.
  • 2.    Круглый стебель Филатова дает возможность устранять обширные и сложные обезображивания лица.
  • 3.    Использование круглого стебля Филатова в пластической хирургии лица должно быть направлено в сторону возможного сокращения сроков его миграции и изыскания способов, ускоряющих формирование разрушенного органа, и полного избавления пострадавшего от нанесения ему дополнительных уродств на лице заимствованием местных тканей.
  • 4.    Наилучшим местом для образования круглого стебля Филатова, служащего для формирования полностью отсутствующего наружного носа и обширных изъянов средней зоны лица, мы считаем область нижнего отдела боковой стенки грудной клетки с переходом на переднюю стенку живота, а для формирования частичных дефектов хрящевого отдела носа — также область задней поверхности плеча и кожу области большой грудной мышцы.
  • 5.    Восстановительные операции на лице могут быть предприняты после ликвидации острых и хронических воспалительных процессов как в тканях, образующих данное обезображивание, так и в окружающих тканях; предварительно должны быть устранены сращения носовых ходов, затрудняющие носовое дыхание.
  • 6.    Формирование наружного носа должно быть заключительным этапом восстановительных операций при разрушении средней зоны лица.
  • 7.    Обильная сеть артериальных сосудов стебля дает возможность придавать его концу самую разнообразную форму без особого риска некроза выкраиваемых лоскутов.
  • 8.    При подшивании конца круглого стебля к дефекту необходимо стараться на этом этапе операции придавать возможно большую точность начальным контурам формируемого органа.
  • 9.    Многократные оперативные вмешательства при формировании того или иного органа из круглого стебля Филатова приводят к рубцовому перерождению трансплантата и значительно затрудняют достижение хороших косметических и функциональных результатов.
  • 10.    Необходимо строго оценивать пригодность остатков рубцово измененных и деформированных частей носа (крыльев, кончика, перегородки) для формирования носа, памятуя, что грубые рубцовые изменения в их тканях резко ограничивают их мобильность, причем отмечается большая тенденция к возврату их в порочное положение с последующей деформацией уже сформированного носа.
  • 11.    Успех ринопластики зависит от тщательного анализа данного обезображивания и продуманного плана его устранения.
  • 12.    Высокие пластические качества филатовского стебля дают возможность смело применять его в таких инфицированных областях, как полость рта, дефекты стенок пищевода, глотки и гортани.