Вы здесь

Реактивность организма

ВИДЫ РЕАКТИВНОСТИ

Определение понятия «реактивность организма»

Реактивность — свойство организма как целого отвечать изменениями жизнедеятельности на воздействия окружающей среды, представляющее собой такое же важное свойство всего живого, как обмен веществ, рост, размножение и др. Реактивность включает также явления, обозначенные как поведение животного и выражающиеся в комплексе двигательных, пищевых, ориентировочных и многих других условных и безусловных рефлексов животного в окружающей среде. Различные изменения реактивности, наблюдаемые у человека и животных, имеют главным образом защитный (приспособительный) характер. Они направлены на противодействие вредоносным влияниям среды. Таким образом, термин «реактивность» в общей форме означает механизм устойчивости (резистентности) организма к вредоносным влияниям среды.

Реактивность присуща всякому живому организму. В процессе эволюции вместе с усложнением организации живых существ усложнялись формы и механизмы реактивности. Чем проще организовано животное и чем менее развита у него нервная система, тем соответственно и проще форма его реактивности. Реактивность простейших и многих беспозвоночных животных по существу ограничивается изменениями обмена веществ, позволяющими животному существовать в неблагоприятных для него условиях внешней среды.

Особенность реактивности низших животных, связанная со способностью изменять интенсивность процессов обмена веществ, позволяет им переносить значительное высыхание, понижение температуры окружающей среды, уменьшение содержания в ней кислорода и пр.



Чем выше организовано животное, тем более широким арсеналом средств активного реагирования на различные вредные влияния внешней среды оно располагает.

Реактивность человека как существа социального в большой степени определяется социальными факторами. Особое значение для реактивности человека имеет вторая сигнальная система — воздействие слов, письменных знаков. Слово для человека может оказывать как лечебное, так и болезнетворное действие, изменяя различным образом реактивность его организма.

В практической медицине термин «реактивность организма» широко применялся с целью общей, чаще всего количественной, оценки состояния организма больного. Так, состояние повышенной реактивности называли гиперергией, а пониженной — гипергией. Подобное разделение было положено в основу многих клинических классификаций реактивности при различных заболеваниях. Так, например, в клинике внутренних и инфекционных болезней различали гиперергические, гипергические и энергические формы пневмонии, туберкулеза, дизентерии и других инфекций. Гиперергическими формами называли болезни с более быстрым, бурным течением, сопровождающиеся выраженными изменениями деятельности органов и систем. Гипоергическими называли заболевания с вялым течением, с неясными, стертыми признаками, со слабо выраженными механизмами защиты организма от микробов (выработка антител, фагоцитоз и др.).

В хирургии с изменениями реактивности связывали различное течение раневого процесса, сепсиса, перитонита и других заболеваний. Быстрое заживление, пышные красные грануляции, совершенная эпителизация раны свидетельствуют о высокой реактивности организма. Медленное заживление, вялые бледные грануляции, слабая эпителизация свидетельствуют о низкой реактивности больного. Различают молниеносную, гиперергическую форму сепсиса и вялую, затяжную форму его.

Классификация видов реактивности

Согласно приведенной в схеме классификации основных видов реактивности, наиболее общей формой' реактивности здорового и больного организма человека является биологическая (видовая) реактивность (см. схему).

Реактивность организма

Биологическая реактивность. Биологической реактивностью называют изменения жизнедеятельности защитно-приспособительного характера, которые возникают под влиянием обычных (адекватных) для каждого вида животного воздействий (раздражений) окружающей среды. Эту реактивность иногда называют первичной. Она направлена на сохранение как вида в целом, так и каждой особи в отдельности.

Биологическая реактивность определяется наследственностью и ее изменчивостью в пределах каждого данного вида. На основе видовой реактивности формируется реактивность группы индивидов в пределах вида и каждого отдельного индивида.

В качестве примеров видовой реактивности можно назвать:

  • 1)    направленное движение (таксис) простейших И сложнорефлекторные изменения (инстинкты) жизнедеятельности беспозвоночных (пчелы, пауки и др.),
  • 2)    сезонные миграции (передвижения, перелеты) рыб и птиц, связанные с размножением и сезонными изменениями окружающей их среды,
  • 3)    сезонные изменения жизнедеятельности животных (анабиоз, зимняя и летняя спячка и др.).

При сезонных и прочих формах изменения видовой реактивности у каждого индивидуума внутри этого вида возникают существенные изменения жизнедеятельности животного (обмен веществ, сопротивление вредностям, изменения функций нервной системы, эндокринных желез и других органов и систем). В результате существенно меняется отношение животных к воздействиям внешней среды. Например, возбудимость нервной системы лягушки к электрическому раздражению летом больше, чем зимой. Весной, когда усиленно функционируют половые железы, раздражение блуждающего нерва вызывает извращенный эффект (симпатический) на сердце и т. п.

Одним из наиболее показательных проявлений видовой реактивности является зимняя спячка животных. Это состояние заключается в резчайшем угнетении жизнедеятельности организма, понижении процессов обмена веществ и потребления кислорода. Температура тела значительно снижается. У суслика, например, температура в прямой кишке снижается до 5° (рис. 12). Основным механизмом вовлечения животного в спячку является процесс защитного охранительного торможения центральной нервной системы.

Изменение температуры тела суслика при пробуждении от зимней спячки

Угнетение деятельности нервной системы вызывает снижение функций щитовидной и других эндокринных желез. Зимняя спячка резко изменяет сопротивляемость организма животных инфекциям и отравлениям ядами (стрихнином, дифтерийным и столбнячным токсинами и др.). Так, суслики, сурки, зараженные чумой, туберкулезом, сибирской язвой и другими инфекциями в состоянии спячки, не болеют и не умирают от этих инфекций. Микробы задерживаются в месте заражения и сохраняются в течение всего времени спячки животного, не вызывая заболевания.

В состоянии зимней спячки резко меняется течение воспалительных реакций. Заживление ран у спящего животного протекает значительно медленнее, чем в норме, так как процессы регенерации и роста соединительнотканных клеток и эпителия резко угнетены. Фагоцитарная активность лейкоцитов и выработка антител во время зимней спячки понижены. Содержание комплемента у спящих животных уменьшено, у них не удается воспроизвести анафилактический шок (Н. Н. Сиротинин) и местные' аллергические реакции.

Видовые особенности реактивности определяют так называемый видовой иммунитет животных к инфекционным заболеваниям.

Индивидуальная реактивность зависит как от наследственности, возраста, пола данного животного, так и от питания, температуры, содержания кислорода, воды и других факторов среды, в которой обитает организм.

Различают физиологическую и патологическую индивидуальную реактивность людей и животных. Патологическая индивидуальная реактивность также зависит от указанных факторов И может проявляться в виде специфических и неспецифических форм реагирования. Иммунологическая реактивность индивида (иммунитет и аллергия) определяется его физиологической, а в случае заболевания — патологической реактивностью.

Воздействие любой вредности одной и той же силы на группу людей или животных никогда не вызывает у всех индивидуумов совершенно одинаковых изменений жизнедеятельности. Например, часто переменный электроток большой частоты (напряжение 10 000 в, число периодов 3000 в секунду) у большинства людей вызывает только глубокое прогревание тканей и оказывает лечебное действие. У лиц с увеличенной зобной железой (так называемое тимиколимфатическое состояние) эти токи могут вызывать рефлекторное замедление сердечной деятельности и даже прекращение ее.

Значение индивидуальной реактивности особенно ярко выявляется при изучении иммунитета коллективов. Так, например, при иммунизации детей одного и того же возраста дифтерийным анатоксином активная выработка антител отмечена только у 20,3% иммунизируемых детей, у 52% — уменьшенная и у 27,7% — слабая выработка антител (П. Ф. Здродовский).

При проведении массовой иммунизации (например, против брюшного тифа и паратифов) у части иммунизированных (до 5%) обычно наблюдается резкая температурная и воспалительная реакция в области инъекции.

Как показало изучение эпидемий, одной и той же инфекцией (например, гриппом) некоторые люди болеют тяжело, другие — легко, а третьи совсем не болеют, хотя возбудитель и находится в их организме (скрытые, латентные инфекции, вирусоносительство), что, по-видимому, объясняется индивидуальной реактивностью.

Патологическая реактивность. Патологическая (болезненно измененная) реактивность возникает при воздействии на организм болезнетворных факторов среды. Она в общем характеризуется понижением приспособительных реакций болеющего или выздоравливающего организма. В то же время при болезнях имеет место и усиление ряда функций. Примерами подобного рода при состояниях патологической реактивности являются лихорадка, одышка, потоотделение, повышение кровяного давления и многие другие изменения. Иногда эти процессы имеют защитно-физиологическое значение (выработка антител, фагоцитоз, отчасти воспаление и пр.). Однако в общем они изменяют состояние больного организма в сторону ограничения его жизнедеятельности, а человека делают нетрудоспособным.

Примером неспецифической патологической реактивности является реактивность при экспериментальной эпилепсии, шоковых состояниях и наркозе.

Приступы взрывов возбуждения при травматической эпилепсии , у собак сопровождаются резчайшими изменениями высшей нервной деятельности, а следовательно, и реактивности животного (И. П. Павлов). Еще до возникновения судорог угасает дифференцировочное торможение — самый тонкий показатель работы коры головного мозга. Далее развивается угнетение всей условнорефлекторной деятельности. После судорог условные рефлексы восстанавливаются медленно. Очень сильные приступы судорог могут вызвать стойкие нарушения анализаторной функции коры головного мозга (глухота и пр.). Эпилептический припадок сопровождается нарушением и безусловнорефлекторной деятельности. Наблюдается угнетение сухожильных, сосудистых и других рефлексов, развитие параличей, парезов и расстройств чувствительности. Хронаксия нервных стволов и скелетных мышц укорачивается. После приступа хронаксия возвращается к норме и даже удлиняется. На фоне эпилептического припадка и после него оказывается сниженной и специфическая реактивность. У сенсибилизированной к чужеродному белку морской свинки после приступа эпилепсии (любого происхождения) не удается вызвать анафилактического шока.

Другим ярким примером влияния нарушений возбудительного и тормозного процессов в центральной нервной системе на реактивность организма являются различные шоковые состояния. Состояние шока любого происхождения значительно угнетает реактивность организма к инфекции и другим болезнетворным воздействиям. В результате ослабевает сопротивление организма инфекции, ослабляются фагоцитоз, кожные аллергические реакции. Введение веществ, вызывающих повышение температуры тела, в случаях тяжелого шока иногда оказывается безрезультатным.

Действие наркотиков на организм также резко изменяет его реактивность. Направление изменений реактивности зависит от исходного состояния организма, вида наркотика, его количества, пути и продолжительности применения, глубины наркоза и многих других обстоятельств.  Торможение коры головного мозга и других отделов центральной нервной системы, вызванное медикаментозным (например, барбитуратным) сном или сном гипнотическим, иногда даже увеличивает сопротивление организма вредностям. Состояние медикаментозного сна, по наблюдениям исследователей, способствует выработке антител и активирует фагоцитоз.

В состоянии наркоза в противоположность сну резко ослабевает реактивность. Так, течение стрепто- и пневмококкового сепсиса у мышей в наркозе значительно более тяжелое и чаще заканчивается смертью, чем у животных, болеющих без наркоза.

Бактериальная интоксикация у животных в состоянии наркоза протекает тяжелее, чем без наркоза. Глубокий наркоз тормозит выработку антител и угнетает фагоцитарную активность лейкоцитов. Воспаление в наркозе развивается медленнее, но принимает более затяжной характер и сопровождается большим разрушением (некроз) поражаемой ткани, т. е. вся реакция протекает тяжелее, может развиться септическое состояние .

Реактивность и возраст. Каждому возрасту свойственны свои особенности реагирования на воздействие внешней среды и соответственно свои заболевания. Различают болезни новорожденных, детские болезни, болезни периода полового созревания, болезни зрелого возраста и, наконец, болезни старческого возраста. Можно различать три стадии изменений возрастной реактивности в течение индивидуальной жизни организма: 1) пониженная реактивность в раннем детском возрасте; 2) увеличение реактивности в период полового созревания; 3) понижение реактивности в старческом возрасте.

Пониженная реактивность в раннем детском возрасте обусловлена неполным развитием нервной системы и высшей нервной деятельности, недоразвитием барьерных систем организма новорожденного и ребенка первого года жизни.

Развитие нервной системы и соответственно реактивности организма в более старшем возрасте ведет не только к усложнению картины заболевания под влиянием той или иной вредности. В организме развивается одновременно приспособление для защиты его как от данной вредности, так и от последствий вызванного ею повреждения. Развитие и совершенствование нервной системы сопровождается развитием и совершенствованием барьерных систем организма (кожа, слизистые оболочки, лимфатические узлы и пр.), развитием способности вырабатывать антитела и появлением других защитных приспособлений. Так, например, новорожденные значительно менее восприимчивы ко многим детским инфекциям (дифтерия, скарлатина, корь), чем дети 6—12-месячного возраста, ибо у новорожденных в крови есть антитела, полученные ими от матери через плаценту. В возрасте 6—12 месяцев эти антитела уже исчезают, а способности к полноценной выработке антител в собственном организме еще нет. Поэтому дети 1—2-го года жизни становятся особо восприимчивыми к различным инфекциям.

Внутрикожное заражение новорожденных мышей вирусом японского энцефалита оказывает в 1000 раз более сильное повреждающее действие, чем заражение этим же вирусом мышей 2—3-недельного возраста.

Способность лимфатических узлов задерживать микробы при попадании их в лимфатические пути животного у новорожденных мышей развита значительно Меньше, чем у взрослых особей. Это также является выражением возрастного совершенствования барьерфиксирующей функции лимфатических узлов.

В старческом возрасте восприимчивость к инфекциям вновь повышается вследствие понижения реактивности нервной системы, ослабления функций барьерных систем, снижения способности к выработке антител и ослабления фагоцитарной активности соединительнотканных клеток. Так, например, старики становятся более восприимчивыми ко многим кокковым инфекциям, у них часто возникают воспаление легких, гнойничковые заболевания кожи, слизистых оболочек и др. Отмечается большая восприимчивость в старческом возрасте к вирусным инфекциям (грипп, энцефалит и др.).

Иммунологическая реактивность. Выражение «иммунологическая реактивность» происходит от слова «иммунитет», которое пришло в медицину от древних юридических наук. В Древнем Риме «иммунный» (immunitas) означало «освобожденный от оплаты податей». Иммунными стали также называть людей, переболевших той или иной заразной болезнью и не восприимчивых к повторному заболеванию. Их использовали на эпидемиях чумы, холеры и других болезней для ухода за больными и уборки трупов.

Иммунологическая реактивность является важнейшим выражением реактивности вообще. Это понятие объединяет ряд взаимосвязанных явлений.

  • 1.    Невосприимчивость человека и животных к заразным (инфекционным) болезням, или иммунитет в собственном смысле слова.
  • 2.    Реакции биологической несовместимости тканей:
    • а)    гетерогенные, или филогенные, — при попадании тканей животных одного вида в организм другого вида (например, при введении лошадиной сыворотки кролику);
    • б)    изогенные — при попадании тканей животного одной иммунологической группы в организм животного с другой иммунологической группой в пределах данного вида (например, переливание иногруппной крови человеку, трансплантация органов);
    • в)    индивидуальные — при попадании тканей одного животного в организм другого в пределах одного и того же вида и иммунологической группы при образовании в организме патологически измененных тканей (опухоли, экссудаты и пр.);
    • г)    реакции взаимодействия эмбриональных тканей с тканями взрослого организма или друг с другом.
  • 3.    Реакции повышенной чувствительности (анафилаксия и аллергия).
  • 4.    Явления привыкания к ядам различного происхождения.

Объединяют все эти на первый взгляд разнородные явления друг с другом следующие признаки.

  • а)    Все указанные явления и реакции возникают в организме при попадании в него «чужеродных» живых существ (микробов, вирусов), нормальных или болезненно измененных тканей, более или менее денатурированных белков, различных антигенов, токсинов, алкалоидов и пр. Особое место занимают реакции между эмбриональными тканями, чужеродность которых друг для друга определяется стадией развития эмбриона.
  • б)    Эти явления и реакции в широком понимании являются реакциями биологической защиты, направленной на сохранение и поддержание постоянства, устойчивости, состава и свойств каждого отдельного целостного организма животного. Даже тяжелые реакции повышенной чувствительности в виде анафилактического шока сопровождаются разрушением и очищением организма от вызвавшего шок агента. Местные реакции повышенной чувствительности всегда сопровождаются фиксацией болезнетворного агента в месте реакции, что защищает организм от попадания данного агента в кровь.
  • в)    В механизме подавляющего большинства самих реакций существенное значение имеют процессы взаимодействия антигенов с антителами.

Практически наиболее важное значение имеют явления невосприимчивости к заразным болезням. Эти явления наиболее изучены и составляют основу учения об иммунологической реактивности.

Виды иммунологической реактивности. Видовой и приобретенный иммунитет. По способу происхождения различают видовой и приобретенный иммунитет.

Видовой иммунитет является наследственным признаком данного вида животных. Например, рогатый скот не болеет сифилисом, гонореей, малярией и многими другими болезнями, заразными для человека, собаки не восприимчивы к коккобацилле, перипневмонии рогатого скота, лошади не болеют чумой собак и т. д.

По прочности или стойкости видовой иммунитет разделяют на абсолютный и относительный.



Абсолютным называют такой иммунитет, который возникает у животного с момента рождения и является настолько прочным, что никакими воздействиями внешней среды его не удается ослабить или уничтожить. Так, например, никакими дополнительными воздействиями (голодание, утомление, охлаждение, травмы нервной системы и пр.) не удается вызвать заболевание полиомиелитом при заражении этим вирусом собак и кроликов.

В масштабах геологического времени (т. е. миллионов лет) вместе с изменениями видов меняются и их отношения к различным микробам, изменяется и видовой «абсолютный» иммунитет. Несомненно, что в процессе эволюции абсолютный видовой иммунитет образуется в результате постепенного, наследственного закрепления иммунитета приобретенного.

Менее прочным, зависящим от воздействия внешней среды на каждого животного, является относительный видовой иммунитет. Так, например, птицы (куры, голуби) в обычных условиях содержания невосприимчивы к сибирской язве. Однако стоит только ослабить организм этих птиц путем их охлаждения, голодания или нанесения травмы центральной нервной системе (удаление больших полушарий головного мозга и др.), как они заболевают сибирской язвой.

Приобретенный иммунитет делят на естественно приобретенный и искусственно приобретенный. Каждый из них по способу возникновения разделяется на активный и пассивный.

Естественно приобретенный активный иммунитет возникает после перенесения соответствующего инфекционного заболевания.

Естественно приобретенный пассивный иммунитет, или, как его иногда называют, врожденный, или плацентарный, иммунитет, обусловлен переходом защитных антител из крови матери через плаценту в кровь плода. Защитные антитела вырабатываются в организме матери, плод же получает их готовыми. Пассивным путем получают иммунитет новорожденные дети по отношению к кори, скарлатине, дифтерии и другим инфекциям. Через 1—2 года, когда антитела, полученные от матери, разрушаются и частично выделяются из организма ребенка, восприимчивость его к указанным инфекциям резко возрастает. Пассивным путем иммунитет моя{ет (в меньшей степени) передаваться и с молоком матери.

Искусственный иммунитет воспроизводится человеком в целях предупреждения заразных заболеваний.

Активным искусственным иммунитетом называют иммунитет, достигаемый путем прививки здоровым людям и животным культур убитых или ослабленных патогенных микробов, ослабленных бактерийных токсинов (анатоксинов) или вирусов. Впервые искусственная активная иммунизация была воспроизведена Дженнером путем прививок коровьей оспы детям. Эта процедура была названа вакцинацией, а прививочный препарат — вакциной (от лат. vacca — корова).

Пассивный искусственный иммунитет воспроизводится путем введения человеку сыворотки, содержащей антитела против микробов и их токсинов.

Особенно эффективны антитоксические сыворотки против дифтерии, столбняка, ботулизма, газовой гангрены. Применяют также сыворотки против змеиных ядов (кобра, гадюка и др.). Сыворотки получают главным образом от лошадей («продуцентов»), которых иммунизируют соответствующим токсином.

Антитоксический и антимикробный иммунитет. Различают антитоксический иммунитет, направленный на нейтрализацию микробных ядов, и антибактерийный иммунитет, направленный на уничтожение самих микробных тел. В наиболее чистом виде антитоксический иммунитет проявляется при токсических инфекциях (дифтерия, столбняк, ботулизм, газовая гангрена и др.).

В механизме антитоксического иммунитета имеет значение не только наличный титр антитоксинов в крови иммунного человека или животного, ной способность организма к их выработке.

Антибактерийный иммунитет проявляется в ряде защитных механизмов (антитела, фагоцитоз, тканевая реактивность), среди которых антителам принадлежит значительная роль. Антитела вызывают растворение или агглютинацию бактерий или способствуют их фагоцитозу, или, наконец, в их присутствии совершается переход вирулентных форм микробов в невирулентные. При различных инфекциях механизм антибактерийного иммунитета различен.

Противовирусный иммунитет. В механизме иммунитета против вирусных инфекций имеет значение:

  • 1.    Выработка противовирусных антител. Во многих случаях, однако, накопление вируснейтрализующих антител далеко не исчерпывает механизма иммунитета к вирусной инфекции.
  • 2.    Вирусные частички фагоцитируются подобно бактериям и другим поглощаемым объектам. Процессы фагоцитоза вирусных частиц, однако, часто сочетаются с активным внедрением вируса в клетки инфицированного организма, в том числе и в лейкоциты. Так обстоит дело, например, при кори и некоторых других вирусных инфекциях. По современным представлениям, фагоцитоз не является ведущим механизмом невосприимчивости организма к вирусным инфекциям.
  • 3.    Внутриклеточные факторы подавления размножения вируса инфицированной клетки. Природа и механизм их действия изучены пока еще недостаточно.
  • 4.    Интерферон. Вирусные инфекции вызывают образование в клетках лимфоидного ряда особого белка — интерферона, подавляющего размножение вирусов. Действие интерферона неспецифично. Применение интерферона в качестве неспецифического противовирусного препарата привлекает в настоящее время большое внимание.

Специфичность иммунитета. При изучении механизмов защиты организма от инфекции мы встречаемся с явлениями различной биологической специфичности. Действительно, организм защищают от микробов и морфологические структуры: покровные эпителии, специфичность которых почти отсутствует, и тончайшие реакции антигенов с антителами, специфичность которых превосходит все известные в биологии явления. Наряду с этим встречаются многочисленные процессы, специфичность которых относительна (например, фагоцитоз), и разнообразные защитные рефлексы.

Механизмы невосприимчивости к заразным болезням. Патогенные микробы попадают через кожу и слизистые оболочки в лимфу, кровь, нервную ткань и другие ткани и органы. Для большинства микробов эти «входные ворота» являются как бы закрытыми.

Защитная деятельность тканей, препятствующая проникновению микробов в организм, обусловлена разнообразными механизмами:

  • 1) механическое удаление микробов с кожи и слизистых оболочек;
  • 2) уничтожение микробов с помощью естественных (слезы, пищеварительные соки, отделяемое влагалища) и патологических (экссудат) жидкостей организма;
  • 3) фиксация микробов в тканях и уничтожение их фагоцитами;
  • 4) уничтожение микробов с помощью специфических антител;
  • 5) выделение микробов и их ядов из организма.

Учение И.И.Мечникова о фагоцитозе. Фагоцитозом (от греч. phago — пожираю и cytos — клетка) называется процесс поглощения и переваривания микробов и животных клеток различными соединительнотканными клетками — фагоцитами. Учение о фагоцитозе создал великий русский ученый — эмбриолог, зоолог и патолог И. И. Мечников, которого следует считать основоположником учения не только о фагоцитозе, но и об иммунитете.

Впервые И. И.Мечников подошел к вопросу о фагоцитозе на основании наблюдений над поглощением клетками эндо- и мезодермы низших беспозвоночных животных (губок, кишечнополостных, бескишечных тур-беллярий) частичек пищи и микробов. В фагоцитозе он видел основу воспалительной реакции, выражающей защитные свойства организма.

Защитную деятельность фагоцитов при инфекции И. И. Мечников впервые показал на примере инфекции дафнии дрожжевым грибком. В дальнейшем И. И. Мечниковым было убедительно показано значение фагоцитоза как основного механизма иммунитета при различных инфекциях человека и животного. Для человека правильность своей теории И. И. Мечников доказал при изучении фагоцитоза стрептококков при роже. В дальнейшем фагоцитарный механизм иммунитета был установлен для туберкулеза, возвратного тифа и многих других инфекций.

Патофизиологическое действие антител и продуктов их реакции с антигенами. Появление или введение в организм антител сопровождается рядом явлений, не ограничивающихся изменением свойств и состоянием того антигена, с которым соединяется антитело. Так, например, действие антитоксина в организме не ограничивается нейтрализацией соответствующего ему токсина, но вызывает ряд изменений деятельности нервной, сосудистой и других систем пораженного организма.

Антитоксические белки (гамма-глобулины) и продукты их реакции с токсинами являются раздражителями чувствительных нервных окончаний кровеносных сосудов (интерорецепторов), а, по мнению некоторых исследователей, и других рецепторных аппаратов. Это вызывает ряд рефлекторных реакций защитно-физиологического и патологического характера в организме. Защитно-физиологическая реакция выражается, например, в том, что иммунные глобулины или продукты их реакции с токсинами вызывают защитно-охранительное торможение в коре головного мозга, увеличивают сопротивляемость (резистентность) нервной ткани к интоксикации путем инактивации ее ферментных систем (холинэстераза и др.). Она выражается также в том, что продукты реакции токсин — антитоксины вызывают стимуляцию выработки антител, т. е. действуют как специфический антигенный раздражитель. Она заключается, наконец, в том, что эти продукты стимулируют разрушение их макрофагами и выделение почками. Это способствует освобождению организма от токсинов в виде соединений их с антителами.

Воздействие комплексов токсин — антитоксин на организм имеет и патогенное значение. Установлено, что продукты реакции дифтерийного токсина с антитоксином участвуют в картине некоторых форм сывороточной болезни при гипертоксической дифтерии. Соединение преципитинов с антигеном или агглютининов с бактерийными или животными клетками также не ограничивается процессом осаждения или склеивания антигена. Продукты реакции, воздействуя на нервную систему, вызывают ряд бурных реакций, известных под названием коллоидоклазического шока, агглютинационного шока и пр. При этих патологических состояниях раздражителями являются белковые осадки (преципитаты) или комки склеенных бактерий или животных клеток.

Особенно много внимания было уделено в патофизиологии изучению патогенеза так называемого гемагглютинационного шока.

Установлено, что комки склеенных эритроцитов являются сильными раздражителями разнообразных чувствительных нервных окончаний, а также эндотелия капилляров. Воздействие склеенных эритроцитов на интерорецепторы сосудов вызывает двухфазные рефлекторные изменения кровообращения.

Сначала кровяное давление повышается (раздражение сосудодвигательных Центров — физиологическая мера), потом падает вследствие перераздражения и торможения сосудодвигательных центров.

Одновременно включаются защитно-физиологические процессы, освобождающие организм от продуктов реакции агглютинин — эритроциты путем активации фагоцитоза их макрофагами и выделения продуктов распада этих клеток почками (гемоглобинурия, гематурия) и другими путями.

Особое значение имеют исследования патофизиологического действия в организме цитолизинов и цитотоксинов (И. И. Мечников). Механизм действия этих веществ на ткани более сложен. Он требует участия дополнительно ферментоподобного вещества — комплемента. Комплемент присоединяется (связывается) при помощи цитотоксина к ткани и в дальнейшем осуществляется токсическое действие.

Ближайший механизм токсического действия цитотоксина на ткани малоизвестен. Есть данные, что при этом резко угнетается процесс тканевого дыхания.

В малых дозах цитотоксины оказывают стимулирующее действие на соответствующие ткани. Например, антиретикулярная цитотоксическая сыворотка в малых дозах стимулирует заживление ран, костных переломов, кроветворение, выработку антител и пр. В больших дозах цитотоксины резко угнетают деятельность ткани и вызывают так называемый цитотоксический шок. Картина его весьма напоминает анафилактический шок (см. ниже) и не имеет особо специфических черт. Нервная система является объектом действия цитотоксинов независимо от того, против какой ткани они были выработаны, ибо специфичность цитотоксинов относительна. Они обладают двойной специфичностью: видоспецифичностью и органоспецифичностью. Видоспецифичность (сыворотка кролика против, например, органов человека) сохраняется одинаково, независимо от того, к какому органу (селезенка, почка, печень и пр.) вырабатывались цитотоксины. Это значит, что цитотоксины, выработанные против органов одного вида животного, не действуют на органы другого вида.

Цитотоксины получены по отношению ко многим органам и тканям. Цитотоксин по отношению к ткани печени — гепатотоксин, к почкам — нефротоксин, к ткани желудка — гастротоксин, к нервной ткани — невротоксин, к сперме — спермотоксин, к соединительной ткани — антиретикулярная цитотоксическая сыворотка (А. А. Богомолец).

С помощью нефротоксинов удавалось получить экспериментальный нефрит, с помощью гастротоксинов — язву желудка, с помощью спермотоксинов — остановку движений сперматозоидов и т. д. И. И. Мечников полагал, что цитотоксинам принадлежит большая роль в жизни животных.

Иммунологическая толерантность. Иммунологической толерантностью (Мидауер) в настоящее время называют состояние неспособности организма животного к иммунологическому ответу.

Примером специфической приобретенной иммунологической толерантности является потеря способности тканей взрослой мыши одной какой-либо чистой линии, например А, отторгать трансплантат кожи мыши другой чистой линии (например, Т6), если мышь-реципиент (линия А) в эмбриональном или неонатальном периоде жизни получила клетки селезенки взрослой мыши-донора (линия Т6). Это состояние называют еще «трансплантационным иммунитетом» и объясняют как следствие введения в организм плода или новорожденного животного с клетками селезенки антигенов (трансплантационных антигенов). Эти антигены блокируют клеточную реакцию, отторгающую трансплантат. Организм теряет способность опознавать трансплантат как чужеродный и наступает приживление гомотрансплантата.

Как следует из всего изложенного, механизм данного вида иммунологической толерантности является процессом изменения клеточной реактивности или клеточной формой иммунологической толерантности.

Антигены тканевой совместимости, так называемые «антигены Н», изучаются как иммунологически, так и биохимически. Различают антигены совместимости с более сильными (Н2) или с более слабыми антигенными свойствами (антигены Н1 и Н3). «Сильные» антигены в большем количестве содержатся на поверхности клеток, чем «слабые» антигены. Антигенные различия у животных (мышей) разных чистых линий, вызываемые «сильными» антигенами, несколько менее активны для воспроизведения иммунологической толерантности, чем антигенные различия, вызываемые слабыми антигенами Н1 и Н3. Биохимически антиген Н2, по-видимому, представляет собой липоид, содержащийся в клеточных мембранах клеток печени мышей многих чистых линий.



Антигены тканевой совместимости содержатся не только в клетках селезенки. Толерантность может быть вызвана также клетками лимфатических узлов, костного мозга, зобной железы, лейкоцитами крови, а также клетками печени, почек и других органов. Наиболее активно вызывают толерантность клетки селезенки, лимфатических узлов и лейкоциты крови. Менее активны клетки тимуса.

В основе потери организмом способности отторгать трансплантат при толерантности лежат процессы предварительного аллергического разрушения клеточного аппарата, ответственного за самый процесс отторжения.

Явление специфической иммунологической толерантности смыкается с другим иммунологическим явлением под названием «гомологическая болезнь», или «болезнь малорослости». Она вызывается у новорожденных мышей путем введения им внутривенно (не подкожно и не внутриперитонеально!) от 5 до 15 млн. клеток селезенки взрослого животного. Через 6—7 дней после введения наступает задержка роста, выпадение волос, шелушение кожи, понос. Иногда развивается асцит, увеличение печени и селезенки. В печени наблюдаются желтые пятна некротических очагов.

Особое значение имеет резкое уменьшение в числе и объеме лимфоидных элементов, лимфатических узлов. Одновременно отмечается пролиферация гистиоцитарно-макрофагальных элементов лимфоидной ткани и в других тканевых территориях. Причина заболевания — иммунологический конфликт между введенными клетками и тканями реципиента, важнейшим выражением которого является разрушение важных органов и тканей растущего животного. Если при иммунологической толерантности происходит разрушение и инактивация клеток, разрушающих гомогрансплантат, то при «болезни малорослости» мы встречаемся с разрушением клеток реципиента введенными «иммунологически компетентными» клетками селезенки взрослой мыши.

Животные, получившие гомологичную ткань, например клетки селезенки, и ставшие толерантными, становятся как бы иммунологическими химерами. Такими химерами являются двуяйцевые близнецы с различными группами крови, причем каждый близнец имеет, помимо собственной группы, также группу другого близнеца. Это состояние возникает во внутриутробном периоде развития, когда оба близнеца имеют обмен кровяными клетками через плацентарное кровообращение.

Состояние, подобное иммунологической толерантности, может быть вызвано также путем различных неспецифических воздействий на иммуногенный аппарат животного. Хорошо известным способом подавления иммунологической активности является облучение лучами Рентгена в дозах, разрушающих клетки, вырабатывающие антитела. У облученных животных наблюдается улучшение приживления гомотрансплантата и другие проявления толерантности. У животных, находящихся в состоянии иммунологической толерантности, вызванной специфическим путем, облучение рентгеновыми лучами может вызвать реактивацию иммуногенного аппарата.

Введение 6-меркаптопурина кроликам или собакам также вызывает состояние толерантности к альбумину крови человека, к гомологичной крови или ткани почки. Механизм действия 6-меркаптопурина связывают с неспецифическим истощающим влиянием на иммуногенный аппарат.