Вы здесь

Терапия шока

Основы терапии шока

Патофизиологическое обоснование противошоковой терапии

В предыдущих разделах было установлено, что к важнейшим патофизиологическим механизмам шока относятся абсолютный и относительный дефицит объема, расстройство насосной функции сердца, симпатоадренергическая сосудистая реакция, специфичная для шока вазомоция, а также гипоксия клеток и молочнокислый ацидоз. При этих расстройствах требуются поэтому целенаправленная коррекция. Следует исходить из того, что на каждое из перечисленных нарушений можно действенно повлиять путем соответствующих терапевтических мероприятий до тех пор, пока не наступило окончательное расстройство всех функций организма. Высокая летальность при кардиогенном и септическом шоке не является следствием недейственной терапии, но в большинстве случаев она есть выражение необратимого и не поддающегося терапии основного страдания. Ввиду того что клинически нельзя различить проявления основного страдания и последствия собственно циркуляторного шока, раздельная оценка эффективности терапевтических воздействий невозможна. Поэтому обычно успех или неудачу противошоковой терапии расценивают по позитивному или негативному исходу общего течения шока.

Перечисление отдельных патофизиологических механизмов, лежащих в основе шока, позволяет выявить различные области приложения противошоковой терапии. Каждая из обсуждаемых ниже форм терапии имеет вполне определенную сферу воздействия с многообразными реакциями обратного воздействия на гемодинамику, микроциркуляцию и клеточный обмен веществ.



Для эффективной противошоковой терапии важно в полном объеме исчерпать каждое отдельное лечебное воздействие. С определенными допущениями возможна также комбинация друг с другом нескольких терапевтических форм. Для дифференцированной таким образом терапии необходимо располагать достаточной информацией о патологической физиологии и механизмах воздействия каждого терапевтического мероприятия ц его побочных осложнениях.

Объемозамещающие растворы

Свойства и выбор объемозамещающих растворов.

Под замещением объема понимается инфузия крови,, плазмы или плазмозамещающих средств для увеличения объема циркулирующей крови. Объем циркулирующей крови может быть уменьшен абсолютно или относительно. Примером абсолютного дефицита объема, являются острые кровотечения, ожоги и острые заболевания желудочно-кишечного тракта, сопровождающиеся сильными длительными рвотой и поносом. Относительный дефицит объема возникает, например, при расстройстве периферической сосудистой регуляции, которая имеет следствием «замешочивание» само по себе «нормального» количества крови (например, анафилактический шок). Абсолютный и относительный дефицит объема может как сам по себе вызвать шок, так и явиться непосредственным следствием в течении шока. Главными причинами такого дефицита являются застой крови в капиллярах и переход жидкости из сосудистого русла в ткани.

Наконец, относительный дефицит объема может возникнуть во время проведения противошоковой терапии, если при значительной централизации кровообращения назначить средства, расширяющие сосуды. Точнее говоря, здесь на первый план выступает уже имевшийся абсолютный дефицит объема, который был скрыт централизацией кровообращения.

При наличии шока, связанного с дефицитом объема, возмещение последнего означает коррекцию основной причины, вызвавшей шок. Ввиду того, что недостаток объема, как уже указывалось, может при всех других формах шока играть главную роль или быть сопутствующим фактором в патогенезе шока, восполнению объема придается основополагающее значение. Восполнение объема приводит к увеличению венозного обратного кровотока к правому сердцу с подъемом артериального давления и увеличением МОС. Подъем давления и усиление кровотока проявляются в свою очередь улучшением капиллярного кровотока, что благоприятно сказывается на снабжении клеток кислородом.

Предыдущий опыт показал, что переливание плазмы крови превосходит по своему действию перфузию цельной крови. Из новейших исследований стало известно, что преимуществом плазмы и плазмозамещающих растворов является их лучшее воздействие на микроциркуляцию. Разжижение крови, возникающее благодаря введению объемозамещающих средств, приводит к улучшению капиллярного кровотока, которое проявляется в уменьшении периферического сопротивления и в увеличении МОС. Трансфузия цельной крови повышает, напротив, гемоконцентрацию, которая затрудняет капиллярный кровоток. Сюда же относятся известная опасность и риск сенсибилизации, развитие реакции непереносимости, возможность передачи гепатита, гипераммониемия, гиперкалиемия и нарушение свертываемости, связанных с переливанием крови. Ввиду того, что многими из этих недостатков обладает и консервированная плазма крови, в последние годы все более избегают переливать чужеродные коллоидные средства восполнения объема. Среди аутогенных замещающих средств только пастеризованный и тем самым безопасный в отношении переноса гепатита 5% раствор человеческого альбумина зарекомендовал себя как отличное средство, замещающее объем. Альбумин играет важную роль в восполнении объема при шоке. Широкому использованию альбумина, однако, препятствуют высокие затраты на изготовление препарата. Для лечения геморрагического шока также рекомендуется вначале использовать коллоидные объемозамещающие средства, без которых не обойтись в период подготовки крови к переливанию. Приступать к переливанию цельной крови следует не позже, чем гематокритное число уменьшится до величины ниже 20—25%. Оптимальные величины гематокрита, при которых имеются благоприятные условия для микроциркуляции и для переноса кислорода, находятся в пределах 30—35%. Коллоидные объемо- и плазмозамещающие средства по сравнению с плазмой и человеческим альбумином являются «искусственными», замещающими средствами и тем самым чужеродным субстратом для организма. К важнейшим чужеродным плазмозамещающим средствам относятся растворы дек-страна, желатина и крахмала. К ним в принципе необходимо предъявлять следующие требования, от выполнения которых будет зависеть, смогут ли плазмозамещающие средства действенно и с пользой быть использованы в клинике:

  • —    хорошая объемозамещающая способность;
  • —    недорогой и поддающийся контролю способ изготовления;
  • —    постоянство свойств:
  • —    хорошая сохранность даже при хранении в экстремальных температурных условиях;
  • —    отсутствие токсичности;
  • —    отсутствие антигенных свойств;
  • —    полное выведение из организма и полное разрушение в организме.

Среди различных свойств коллоидного объемозамещающего средства способность воздействия на объем играет особо важную роль. Воздействие на объем складывается из силы связывания воды и длительности пребывания коллоидных частиц в сосудистом русле. При этом сила связывания воды прямо пропорциональна концентрации и обратно пропорциональна средней молекулярной массе коллоидных частиц, т. е. чем выше концентрация и чем меньше молекулярная масса, тем больше сила связывания воды и тем самым больше воздействие на объем данного раствора.

Эти свойства могут быть продемонстрированы на примере двух различных растворов декстрана. Сила связывания воды реомакродексом (10% раствор, средняя молекулярная масса 40 000) значительно больше, чем сила связывания воды макоодексом (6% раствор, средняя молекулярная масса 60 000).

Вследствие того, что воздействие на объем определяется не только силой связывания воды, но и длительностью пребывания коллоида в сосудистом русле, необходимо также учитывать и это свойство. Длительность пребывания объемного замещающего средства в крови зависит от того, насколько быстро коллоидные частицы будут выведены почками. Скорость такого выведения в свою очередь зависит от средней молекулярной массы коллоидных частиц. При этом действует правило, в соответствии с которым скорость выведения почками увеличивается с уменьшением молекулярной массы и наоборот. Если молекулярная масса меньше 40 000—50 000, то следует рассчитывать на быстрое выделение с мочой и тем самым на кратковременность пребывания объемного замещающего средства в крови. Это означает, что в нашем примере, приведенном вначале, продолжительность пребывания в сосудистом русле реомакродекса со средней молекулярной массой 40 000 значительно меньше, чем макродекса со средней молекулярной массой 60 000. Реомакродекс характеризуется, таким образом, «сверхстремительным», но кратковременным объемным действием. Для макродекса, наоборот, типично «нормальное» и более продолжительное воздействие на объем.

Если сила связывания воды объемозамещающего раствора превосходит физиологическую силу связывания воды белками крови, то инфузия подобного гиперонкотического раствора приводит к дополнительному переходу тканевой жидкости в сосудистое русло. Так как возникающий объемный эффект превосходит по объему количество вводимой жидкости, то подобные растворы обозначают также как истиные плазмоэкспандеры. С учетом описанных свойств реомакродекса его можно рассматривать как типичный плазмоэкспандер.

Декстраны. Это высокомолекулярные полисахариды, построенные из отдельных молекул глюкозы. Обычно в продаже имеются 6% раствор декстрана-60 (макродекс, или полиглюкин) и декстрана-75 (шивадекс-75), 10% раствор декстрана-40 (реомакродекс, шивадекс-40), а также 4% раствор декстрана-45 (плазмафузин). Основу всех растворов декстрана составляет 0,9% раствор NaCl или 5% раствор углеводов (табл. 4.1). Декстран обладает особым свойством дезагрегации тромбоцитов и эритроцитов. Благодаря обволакиванию этих клеток крови тонкой пленкой декстрана создается препятствие физиологической агглютинации тромбоцитов при свертывании крови и нарушается формирование монетных столбиков из эритроцитов при замедлении кровотока. Дезагрегирующее действие декстранов на эритроциты положительно сказывается на микроциркуляции, нарушенной при шоке. Отрицательной же стороной дезагрегирующего действия на тромбоциты является связанная с этим опасность кровотечения, с которой приходится считаться при суточной общей дозе 1,5—2 г декстрана на 1 кг массы тела. У взрослого это соответствует 1 —1,5 л макродекса или реомакродекса. Поэтому больным геморрагическим диатезом следует по возможности избегать назначения растворов, содержащих декстран. Вследствие дезагрегирующего действия декстранов скорость оседания эритроцитов значительно увеличивается. На распознавание групп крови введение растворов декстрана не влияет.

Характеристика важнейших объемных плазмозаменителей

Аллергические реакции наблюдались только в отдельных случаях. Однако в последние годы сообщается об учащении аллергических проявлений.

Желатин. В основе растворов желатина, применяемых в клинике, лежат разновидности желатина, такие, как желатиноль, оксиполижелатин (желифуидол), модифицированный жидкий желатин (физиогель, неоплазмагель) и желатин, снабженный сеткой мочевины (гемакцель). Эти растворы имеют концентрацию от 3,0 до 6%. Средняя молекулярная масса желатина 30 000—35 000 (см. табл. 4.1). Подобно декстранам желатин выделяется главным образом через почки. Из-за низкой средней молекулярной массы пребывание желатины в сосудистом русле кратковременно. Сила связывания воды по сравнению с декстраном несколько ниже, поэтому экспандерное действие нехарактерно. Вообще следует исходить из того, что при соответствующей дозировке с помощью растворов желатина возможно добиться достаточного эффекта увеличения объема. В отличие от декстранов растворы желатина не вызывают никаких нарушений первичной остановки кровотечения, так что введение их не угрожает послеоперационными или послетравматическими кровотечениями. Обычно быстрое выведение почками молекул желатина сопровождается одновременным значительным увеличением диуреза. В условиях шока диуретический эффект следует отнести к положительным свойствам препарата, но он достигается в ущерб увеличению объема и поэтому требуется соответствующая водная субституция.

На распознавание групп крови желатин никакого влияния не оказывает. Аллергия и реакции непереносимости наблюдаются лишь в отдельных случаях.

Крахмал. Применяемый в качестве объемного замещающего средства гидроксиэтилкрахмал вырабатывается из риса, кукурузы или пшеницы и построен подобно декстрану из молекул глюкозы. Имеющийся в продаже препарат представляет собой 6% раствор крахмала со средней молекулярной массой 450 000 в изотоническом растворе хлорида натрия (плазмастерил) (см. табл. 4.1). После инфузии раствора большие молекулы гидроксиэтилкрахмала быстро расщепляются в крови альфа-амилазой и вместе с другими малыми молекулами выводятся через почки. Небольшая часть молекул выводится через клетки ретикулоэндотелиальной системы. Продолжительность внутрисосудистого пребывания крахмала такая же, как у декстрана-70. Сила связывания воды равна 10—14 мл/г крахмала. Экспандерного действия поэтому ожидать не приходится.

Подобно растворам декстрана растворы крахмала повышают риск кровотечения тем, что препятствуют агрегации кроенных пластинок. Точное количество раствора, после переливания которого можно ожидать появления осложнений в виде кровотечения, пока неизвестно. Благодаря воздействию на агрегацию эритроцитов значительно увеличивается скорость оседания кровяных телец. На определение групп крови, напротив, растворы крахмала никакого влияния не оказывают. Почти не следует опасаться и аллергических побочных действий.

Кислородная терапия

Обогащение вдыхаемого воздуха кислородом должно преследовать цель лучшей оксигенации венозной крови в легких. Как уже описывалось выше, при шоке наблюдается постоянное нарушение поглощения кислорода легкими. Более того, перенос кислорода кровью уменьшается по мере уменьшения объема сердца в единицу времени. Оба нарушения приводят при шоке к дефициту кислорода в клетках. Путем повышения содержания кислорода во вдыхаемом воздухе удается повысить РАо2 и увеличить количество переносимого кислорода. Улучшенная оксигенация тканей является предпосылкой к восстановлению аэробных процессов обмена веществ в клетке (см. 1.4.1), уменьшению метаболического ацидоза и к нормализации капиллярного кровообращения. Если посредством одновременного увеличения объема переливанием инфузионных жидкостей удается также увеличить объем сердца в единицу времени, то эффективность кислородотерапии тем самым значительно повысится.

Здесь мы имеем пример целесообразного и эффективного совместного действия двух различных терапевтических мероприятий: воспаления объема и кислородотерапии.

Обогащение вдыхаемого воздуха кислородом осуществляют через рассеиватель кислорода. К. больному кислород подводят через носовой мягкий зонд. Концентрацию вдыхаемого кислорода определяют опытным путем в соответствии с количеством литров, установленных на счетчике (3 л кислородной добавки соответствуют 30% кислорода, 5 л добавки — 40%).

По-иному складываются соотношения у больного в состоянии шока при искусственном дыхании. В то время как современные дыхательные аппараты обычно имеют плавную регулировку и точную дозировку примеси кислорода во вдыхаемой смеси, у аппаратов старых конструкций такого устройства нет. В таких случаях возникает опасность передозировки кислорода с повреждением легких. Верхней критической границей содержания кислорода во вдыхаемом воздухе (F1о2) является его 40% концентрация. Следует помнить об этой критической границе прежде всего при продленном течении шока, а также при продолжении кислородотерапии после выведения больного из шока с тем, чтобы дачей кислорода при угрожаемом или манифестированном синдроме шокового легкого не вызвать дополнительных расстройств.

Терапия ацидоза

Коррекция метаболического ацидоза при шоке преследует цель нейтрализовать отрицательные воздействия его на свертывание крови, сосудистый тонус (специфичная для шока вазомоция) и на метаболические функции клеток. Для такой терапии в распоряжении имеются 1 м раствор бикарбоната натрия и 0,3 М раствор ТНАМ. Первый раствор особенно хорошо зарекомендовал себя простотой и надежностью применения. Дозировка проводится на основе обычных правил:

  • —    бикарбонат: масса тела в килограммах х 0,3 х дефицит оснований (ммоль/л)-1 М раствор в миллилитрах
  • —    ТНАМ: масса тела в килограммах х дефицит оснований (ммоль/л)-0,3 М раствор в миллилитрах.

Следует избегать слишком быстрой и чрезмерной коррекции ацидоза, так как опасно обратное отрицательное воздействие на гомеостаз, прочность связывания кислорода гемоглобином, дыхание и на церебральное кровообращение. Для предотвращения опасности случайной передозировки (перегрузки) натрия при выраженном и резистентном к терапии ацидозе следует вводить ограниченные количества гидрокарбоната натрия.

Фармакологически вазоактивные вещества позитивно-инотропного действия

Принцип действия. Определение. Фармакологически вазоактивные вещества позитивно-инотропного действия являются препаратами, влияющими на симпатическую нервную систему. Они воздействуют как на сосудистую регуляцию, так и на функцию сердца (симпатомиметики, катехоламины). Действие на кровеносные сосуды может проявляться в их сужении (вазопрессоры) или расширении (вазодилататоры). Областями воздействия являются пре- и посткапиллярные участки сосудов. Действие на сердце проявляется прежде всего в повышении сократительной способности сердечной мышцы и в учащении сердечных сокращений. В то время как за влияние на сосуды ответственны альфа- и бета-рецепторы, воздействие на сердце происходит исключительно через бета-рецепторы.



По способу действия на кровеносные сосуды различают фармакологические препараты альфа-стимулирующего и альфа-блокирующего действия, препараты бета-стимулирующего и бета-блокирующего действия и препараты допаминергического действия. Последние не только обладают альфа- и бета-стимулирующими свойствами, но и оказывают действие, которое, как предполагают, передается через рецепторы, чувствительные к допамину («допаминергические»). Важнейшие принципы действия фармакологических препаратов при противошоковой терапии представлены в табл. 4.2.

Фармакологические препараты, действующие на симпатическую нервную систему

Альфа-стимуляция. Фармакологические препараты альфа-стимулирующего действия (типа норадреналина) вызывают сужение сосудов, поэтому их называют вазопрессорами. Вазопрессорное действие но-радреналина охватывает кровообращение кожи, мышц, нервов и область, иннервируемую n. splanchnicus (печень, поджелудочная железа, желудочно-кишечный тракт) (рис. 4.1). Клинически действие вазопрессоров проявляется в сужении сосудов периферического кровообращения с побледнением и охлаждением кожи и подъемом артериального давления.

Проявление активности альфа и бета рецепторов симпатической нервной системы при введении норадреналина или орципреналина

Альфа-блокада. Фармакологические препараты альфа-блокирующего действия (типа феноксибензамина) вызывают расширение сосудов (отсюда их название — вазодилататоры). Ввиду того, что сосудорасширяющее действие передается через альфа-рецепторы, воздействию альфа-блокаторов подвергаются те же отделы кровообращения, в которых артеренол обусловливает сужение сосудов (см. рис. 4.1).

Клинически действие альфа-блокаторов проявляется в расширении сосудов периферии с потеплением и порозовением кожи и со снижением артериального давления.

Подобным свойством обладает и дигидроэрготоксин (гидергин). Однако здесь происходит воздействие не только через альфа-рецепторы, но и через центральный блок симпатического нерва. Дигидроэрготоксин не оказывает никакого бета-стимулирующего действия на сердце.

Бета-стимуляция. Фармакологические препараты бета-стимулирующего действия (типа орципреналина) равным образом вызывают расширение сосудов. Они, как и альфа-блокаторы, относятся к вазодилататорам. Бета-рецепторы расположены в сосудах кожи, мышц и в области, иннервируемой n. splanchnicus. При даче орципреналина сосуды расширяются; сосуды почек при этом не подвергаются расширению (см. рис. 4.1).

Клинически действие бета-стимуляторов проявляется в расширении сосудов периферии с потеплением и порозовением кожи и снижением артериального давления. Особенно сильно бета-стимулирующее действие на сердце проявляется увеличением частоты сердечных сокращений.

Терапевтические концепции. Все три группы субстанций давно используются в противошоковой терапии и с переменным успехом находят дальнейшее применение. Показания к использованию тех или иных групп препаратов устанавливаются не столько по определенным гемодинамическим параметрам или по определенным причинам, вызвавшим шок, сколько в соответствии с господствующим представлением о патофизиологии шока.

Если 10—12 лет назад в терапии преобладали вазопрессоры (норадреналин), то в середине 60-х годов наступил полный поворот к использованию вазодила-таторов, а в странах немецкого языка особенно предпочитают применять бета-стимулирующие субстанции (орципреналин).

Цель терапии с использованием вазопрессоров состояла в том, чтобы как можно быстрее нормализовать критически уменьшенное артериальное давление для обеспечения Достаточного коронарного кровообращения.

Сторонники использования вазодилататоров усматривали цель терапии в том, чтобы как можно быстрее устранить критическое уменьшение перфузии капилляров и обеспечить достаточную оксигенадию тканей. Угрожаемое падение артериального давления должно было быть устранено посредством позитивно-инотропного действия на сердце и путем дополнительного введения объемных замещающих средств.

В то время как последняя точка зрения, несомненно, означала значительный прогресс в противошоковой терапии, дальнейшее изучение патофизиологии шока и применение избирательно действующих на сосуды фармакологических препаратов способствовало появлению новых концепций терапии.

Свойства часто используемых вазоактивных фармакологических препаратов.

Норадреналин. В зависимости от дозы норадреналин (артеренол) вызывает сужение прекапиллярных сосудов с увеличением периферического сосудистого сопротивления и подъемом артериального давления. Так как венозные кровеносные сосуды тоже реагируют, хоть и в меньшей степени, сужением, то обратный венозный кровоток к правому сердцу и ЦВД также увеличиваются.

Стимуляция сердца проявляется увеличением ударного и МОС. Увеличение частоты сердечных сокращений незначительно. Нарушения сердечного ритма наблюдаются редко.

Таким образом, норадреналин вызывает перераспределение циркулирующей крови в пользу центрально расположенных отделов кровообращения и соответствует аутогенной централизации кровообращения при шоке. Централизация кровообращения оказывается полезной прежде всего для кровоснабжения головного мозга и венечных артерий сердца. Она достигается, однако, за счет уменьшения кровоснабжения кожи, мышц, области, иннервируемой n. splanchnicus, и почек с опасностью угрожаемого для жизни развития расстройств печени, поджелудочной железы, кишечника и почек. Действие норадреналина продолжается несколько секунд и тоже быстро ослабевает. Чувствительность сосудистой системы к норадреналину чрезвычайно большая, в связи с этим одиночные инъекции норадреналина не разрешаются. Следует также избегать длительных капельных инфузий, регулируемых вручную из-за неизбежных, а для больных пожилого возраста опасных колебаний артериального давления. Точная и равномерная дозировка возможна только при помощи инфузионных автоматов и инъекционных насосов. Доза должна быть выбрана такой, чтобы среднее артериальное давление превышало минимальную критическую величину 70 мм рт. ст. на 10—20 мм рт. ст. У больных, страдающих гипертонией, следует исходить соответственно из более высокой величины минимального давления. В качестве начальной дозы рекомендуется назначать 10 мкг/мин артеренола. При необходимости дозу можно увеличить до 100 мкг/мин.

Орципреналин (алупент) в зависимости от дозы вызывает расширение прекапиллярных сосудов с уменьшением периферического сосудистого сопротивления. Ввиду того что депонирующие венозные сосуды тоже претерпевают расширение, при такой терапии, как правило, необходимо назначение объемных замещающих растворов. Благодаря бета-стимулирующему действию на сердце увеличивается частота сердечных сокращений и возрастает объем сердца в единицу времени, а артериальное давление повышается несмотря на уменьшение периферического сопротивления. В совокупности это приводит к перераспределению циркулирующего объема крови в пользу периферических отделов кровообращения. Если, однако, представить себе образец распределения бета-рецепторов (см. рис. 4.1), то станет ясным, что увеличение кровотока на периферии складывается наиболее благоприятно прежде всего для скелетной мускулатуры. Увеличение кровотока через почки возможно только в той мере, в какой увеличивается объем сердца в единицу времени.

В противоположность норадреналину орципреналин вызывает более значительное увеличение частоты сердечных сокращений, так что терапия в этом смысле имеет определенные пределы. Возможно также возникновение экстрасистол, опасность которых возрастает с увеличением дозы препарата. Исследования при шоке после инфаркта миокарда,, кроме того, показали, что обусловленное орципреналином вынужденное увеличение насосной производительности сердца ведет к гипоксии сердечной мышцы и таит в себе опасность увеличения инфаркта. Улучшение кровообращения организма достигается, таким образом, за счет и без того уже пораженного миокарда. Исходя из этого при кардиогенном шоке после инфаркта миокарда следует отказаться от орципреналина.

Действие орципреналина, как и норадреналина наступает в течение нескольких секунд и также быстро прекращается, поэтому точную и равномерную дозировку можно обеспечить только при помоши инфузионных аппаратов и инъекционных насосов. Доза должна быть выбрана такой, чтобы минимальное артериальное давление было превышено на 10—20 мм рт. ст. и такой, чтобы избежать увеличения частоты сердечных сокращений в пределах 130—140 в минуту. При появлении желудочковых экстрасистол дозу необходимо уменьшить до их исчезновения. Если до начала терапии имеются нарушения ритма, то следует воздержаться от назначения орципреналина.

Дофамин (дофамин Nattermann, кардиостерил) отличается от норадреналина и орципреналина тем, что в различных отделах кровообращения оказывает отчасти сосудосуживающее, а отчасти сосудорасширяющее действие. Венозный тонус повышается незначителньо. Бета-стимулирующее воздействие на сердце более сильное, чем норадреналина, но слабее, чем орципреналина.



Дофамин вызывает в зависимости от дозы сужение сосудов кожи и мышц. Одновременно благодаря воздействию на рецепторы, чувствительные к дофамину, происходит расширение почечных сосудов и сосудов внутренних органов — печени, поджелудочной железы и желудочно-кишечного тракта. Одновременно происходит и прямая стимуляция функции почек, которая объясняется функциональным эффектом увеличения кровоснабжения.

Такое различное действие на отдельные участки кровообращения называют «селективным сосудистым воздействием». Отсюда становится ясным, что общее Периферическое сопротивление подвергается под влиянием дофамина незначительным изменениям, так как в различных отделах происходит частично сужение, а частично расширение сосудов. МОС вследствие бета-стимулирующего действия на сердце увеличивается. Частота сердечных сокращений возрастает при этом незначительно. Экстрасистолы наблюдаются только в единичных случаях и то вследствие передозировки. Таким образом, под воздействием дофамина происходит перераспределение кровотока, которое, однако, в противоположность действию орципреналина складывается в пользу центрального отдела кровообращения и почек. «Люкс-кровоснабжение» кожи и мышц, наоборот, не обеспечивается. Действие допамина наступает в течение нескольких секунд и так же быстро прекращается, поэтому введение препарата должно осуществляться с помощью механически регулируемых инфузионных аппаратов или перфузоров. Дозировка зависит от величины артериального давления крови, при этом минимальное давление должно быть повышено на 10— 20 мм рт. ст. Начальная доза должна быть 200 мкг/мин. По потребности доза может быть повышена до нескольких тысяч микрограммов в минуту.

Фармакологические препараты позитивно-ииотропного действия

Принцип действия. Наряду с симпатомиметиками имеется еще одна группа фармакологических препаратов, которая характеризуется стимулирующим действием на сердце и поэтому применяется в противошоковой терапии. Назначение этих фармакологических препаратов показано тогда, когда причиной шока являются функциональные расстройства сердца в форме нарушения насосной функции миокарда.

Специальные свойства позитивно-инотропных Фармакологических препаратов.

Гликозиды дигиталиса. Оказывают позитивно-инотропное действие на сердце, которое развивается по иным механизмам, чем при действии симпатомиметиков. Исследования, проведенные у больных в состоянии шока, показали, правда, что позитивно-инотропный эффект дигиталиса не всегда сопровождается улучшением гемодинамики. Нередко после применения препаратов возникает временный подъем артериального давления, что, по-видимому является выражением сосудосуживающего действия гликозидов дигиталиса. Кардиальное действие дигиталиса начинается через 15—30 минут после внутривенного введения и продолжается в течение многих часов. Ввиду того что действие препарата длительное и дозировкой управлять по гемодинамическим показателям нельзя, дозу подбирают опытным путем. Как правило, предпочтение отдают гликозидам средней продолжительности действия, вводимым в виде отдельных инъекций. Средней начальной дозой считается 0,5— 0,6 мг. По потребности с учетом полной действующей дозы (2 мг) и коэффициента снижения действия в дальнейшем назначают отдельные инъекции по 0,2— 0,25 мг. Следует обращать внимание на вызываемые дигиталисом нарушения ритма.

Глюкагон. Гормон поджелудочной железы глюкагон способен не только повышать уровень сахара в крови, но и оказывать позитивно-инотропное действие на сердце. Позитивно-инотропный эффект глюка-гона реализуется по иным механизмам, чем у гликозидов дигиталиса и катехоламинов. Глюкагон вызывает увеличение объема сердца в единицу времени и подъем артериального давления. Действие наступает через 15—30 мин после внутривенного введения и длится недолго. Для достижения равномерного воздействия глюкагон необходимо вводить в форме механически управляемой длительной капельной инфузии. Рекомендуется средняя доза 2 мг/ч. В отличие от дигиталиса глюкагон не угрожает опасностью нарушения ритма.