Вы здесь

Влияние аэрозолей на слизистую оболочку дыхательных путей и воздушно-кровяной барьер легкого

Дыхательная система состоит из воздухоносных путей, к которым относятся носовая полость, гортань, трахея, бронхи, и респираторных органов, представленных альвеолами. В воздухоносных путях воздух увлажняется, согревается и очищается от различных пылевых частиц. В респираторных отделах происходит обмен газов между кровью и альвеолярным воздухом.

Дыхательные пути выстланы слизистой оболочкой, которой присущи разнообразные функции. В слизистой оболочке различают четыре основные группы клеток: реснитчатые, нереснитчатые, секреторные (бокаловидные) и базальные. Эпителиальная поверхность в норме покрыта слизью, вырабатываемой бокаловидными клетками и железами, лежащими в собственной пластинке. Слизистая оболочка в течение дня вырабатывает около 100 мл жидкости. На разных уровнях воздухоносных путей соотношение реснитчатых клеток неодинаково. Так, в верхней части трахеи содержится 17 % реснитчатых клеток, в нижней — 33 %; в бронхах экстрапульмональных — 35 %, интрапульмональных — 53% и в бронхиолах — 65%. Каждая клетка снабжена 15—20 ресничками высотой 7 мкм. Между ними расположены вставочные клетки. Бокаловидные клетки являются одноклеточными секреторными железами, выделяющими секрет на поверхности мерцательного эпителия. Благодаря этому на увлажненной поверхности слизистой оболочки задерживаются пылевые частицы, удаляемые затем движением ресничек мерцательного эпителия.

Слизистая оболочка носовых ходов богата кровеносными сосудами, расположенными непосредственно под эпителием, что способствует согреванию вдыхаемого воздуха. В области верхней носовой раковины слизистая оболочка содержит рецепторные, или обонятельные, клетки.



Слизистая оболочка гортани, трахеи и бронхов также выстлана многорядным призматическим реснитчатым эпителием, в котором много бокаловидных клеток. По мере ветвления мелких бронхов многорядный цилиндрический эпителий постепенно становится двухрядным и, наконец, в терминальных бронхиолах он становится однорядным реснитчатым кубическим.

Терминальные бронхиолы имеют диаметр 0,5 мм. Слизистая оболочка их выстлана однослойным кубическим реснитчатым эпителием. В терминальных бронхиолах на долю реснитчатых клеток приходится 65 %, на долю нереснитчатых — 35 %.

Терминальные бронхиолы переходят в респираторные. Каждая респираторная бронхиола в свою очередь подразделяется на альвеолярные ходы, а каждый альвеолярный ход заканчивается двумя альвеолярными мешочками.

В респираторных бронхиолах кубические клетки утрачивают реснички. Мышечная пластинка бронхиолы истончается и разделяется на отдельные циркулярно направленные пучки гладких мышечных клеток. На стенках респираторных бронхиол имеются отдельные альвеолы, а на стенках альвеолярных ходов и альвеолярных мешочков располагаются несколько десятков альвеол. Между альвеолами расположены тонкие соединительнотканные перегородки, по которым проходят кровеносные капилляры.

Альвеолы имеют вид открытого пузырька. Внутренняя поверхность их выстлана альвеолоцитами, находящимися на базальной мембране. Снаружи к базальной мембране прилежат эндотелиоциты кровеносных капилляров, которые проходят по межальвеолярным перегородкам, а также плотная сеть эластических волокон, оплетающих альвеолы. Кроме эластических волокон, вокруг альвеол располагается поддерживающая их сеть ретикулярных и коллагеновых волокон. Капилляры, проходящие по межальвеолярным перегородкам, одной своей поверхностью граничат с одной альвеолой, а другой — с соседней. Это обеспечивает оптимальные условия для газового обмена между кровью, протекающей по капиллярам, и кислородом из полости альвеол.

По данным электронномикроскопических исследований, в норме альвеолярный отдел имеет непрерывную клеточную выстилку, в состав которой входят альвеолоциты 1-го, 2-го и 3-го типов.

Альвеолоцит 1 типа

Альвеолоциты 1-го типа, или респираторные альвеолярные клетки, покрывают 97,5 % альвеолярной поверхности. Они имеют сильно вытянутую уплощенную форму, постепенно переходящую в тонкие цитоплазматические отростки (рис. 10). Цитоплазматические отростки этих клеток распространяются на относительно большие расстояния от ядра клетки. Они участвуют в формировании воздушно-кровяного барьера. На поверхности цитоплазмы клеток имеются микроворсинки длиной до 0,08 мкм, обращенные в полость альвеол, благодаря им значительно увеличивается площадь соприкосновения воздуха с поверхностью альвеолоцита. К безъядерным участкам респираторных клеток прилежат также безъядерные участки эндотелиальных клеток или эндотелиоциты (ЭЦ) капилляров. Такое расположение альвеолоцитоз 1-го типа и эндотелиоцитов формирует рабочую часть воздушно-кровяного барьера, толщина которого составляет 0,4—0,6 мкм.

Альвеолоциты 2-го типа

Альвеолоциты 2-го типа (АП) являются секреторными клетками. Они способны синтезировать и секретировать липопротеидные вещества, то есть сурфактанты, на поверхности альвеол. Характерной особенностью АН является наличие в их цитоплазме секреторных гранул — осмиофильных пластинчатых телец (ОПТ) — или цитофос-фолипосом. Мембраны ОПТ по своей ультраструктурной организации и биохимическому составу сходны с мембранами альвеолярного сурфактанта, что указывает на их преемственность.

Альвеолоциты 3-го типа располагаются на базальной мембране, общей с другими альвеолоцитами. Каждый альвеолоцит 3-го типа имеет от 50 до 150 микроворсинок, выступающих в просвет альвеол. Большинство клеток альвеолоцитов 3-го типа сосредоточено в зоне перехода между респираторными бронхиолами и альвеолярными ходами, а также в зоне начала альвеолярных ходов. Эти клетки могут адсорбировать сурфактант. Им присущи следующие функции: сократительная, адсорбционная, хеморецепторная, секреторная.

На поверхности альвеолоцитов и эндотелиоцитов располагается слой гликозаминогликанов, который является компонентом плазмалеммы и известен в литературе как гликокаликс. Установлено, что при повышении проницаемости воздушно-кровяного барьера и развитии внутриклеточного отека слой гликокаликса разрыхляется, утолщается и частично отторгается в просвет альвеолы. Следовательно, перечисленный комплекс изменений может служить дополнительным морфологическим критерием состояния воздушно-кровяного барьера.

В состав межальвеолярных перегородок также входят фибробласты, липидосодержащие интерстициальные клетки, или липофибробласты, клетки периферической крови, циркулирующие в капиллярах, гистиоциты и мигрирующие клетки крови.

Фибробласты секретируют коллаген и эластин, выполняющие опорную функцию. Липофибробласты тесно контактируют, с одной стороны, с кровеносными капиллярами, а с другой — с базальной поверхностью альвеолоцитов 2-го типа.

Альвеолярные макрофаги располагаются в гипофазе сурфактантного альвеолярного комплекса. Они участвуют в метаболизме липидов и фосфолипидов ткани легкого, а также в обновлении сурфактанта.

В обеспечении функций дыхательных путей большое значение имеет реснитчатый (мерцательный) эпителий.

Реснички имеют высоту 5—7 мкм, а диаметр их достигает 0,3 мкм. Нередко одна клетка имеет несколько ресничек. Функция реснитчатого эпителия направлена на изгнание, удаление и очистку дыхательных путей от некротических клеток, слизи, пыли, микроорганизмов. Движение ворсинок реснитчатого эпителия в полости носа направлено к носоглотке, а из мелких, крупных бронхов и трахеи — вверх, к носоглотке. Пылевые частицы, проникшие в самые глубокие отделы дыхательных путей, при помощи реснитчатого эпителия могут быть удалены оттуда в течение 5—7 мин. Скорость перемещения пылевых частиц мерцательным эпителием достигает 5 см в 1 мин.

Нарушение функции реснитчатого эпителия ведет к застою секрета в дыхательных путях и затрудняет удаление различного рода механических веществ (некротических элементов тканей, микроорганизмов, продуктов их жизнедеятельности). Нормальная функция реснитчатого эпителия зависит прежде всего от степени его увлажнения слизью и серозной жидкостью, которые выделяются железами, расположенными в слизистой оболочке дыхательных путей. Слизь состоит из воды (95 %), а остальное составляют белки, жиры, соли и муцин. При воспалительных процессах органов дыхания состав слизи изменяется. Так, при атрофических воспалительных процессах наблюдается низкий процент влаги и уменьшается содержание хлоридов, рН слизи сдвигается в кислую сторону. Для вазомоторного и гипертрофического ринита характерно высокое содержание в слизи хлоридов, рН смещается в щелочную сторону (рН 7,2—8,3).

Слизь не только предохраняет слизистую оболочку от вредных воздействий, но она оказывает еще и бактерицидное действие на микроорганизмы, проникающие в дыхательные пути, чему способствует лизоцим.

Функцию реснитчатого эпителия у людей можно определить следующим образом. На верхнюю поверхность нижней носовой раковины у ее переднего края наносят 0,1 г индифферентного неадсорбирующегося порошка. Через 15 мин проводят заднюю риноскопию и затем повторяют ее каждые 2 мин до обнаружения порошка в носоглотке. На функцию реснитчатого эпителия влияет рН ингалируемого раствора. Концентрированные растворы угнетают функцию реснитчатого эпителия. Поэтому для ингаляций рекомендуется применять 1 % раствор борной кислоты, 3 % раствор натрия гидрокарбоната или норсульфазола, так как более высокие концентрации угнетают функцию реснитчатого эпителия.

М. Я. Полунов (1962), С. И. Эйдельштейн (1967) в эксперименте изучали влияние пенициллина и стрептомицина на функцию мерцательного эпителия у лягушки. Установлено, что раствор пенициллина в концентрации 1000—15 000 ЕД/мл ускоряет движение ресничек. Раствор пенициллина в концентрации 25 000 ЕД/мл несколько замедляет, а в концентрации 100 000 ЕД/мл — тормозит движение. Стрептомицин в концентрации 1000—5000 ЕД/мл активизирует функцию реснитчатого эпителия, 25 000 ЕД/мл оказывает замедленное действие, а в концентрации 50 000—100 000 ЕД/мл действует угнетающе.

С. И. Эйдельштейн (1967) установил, что растворы с рН 2,2 вызывают полный паралич движения реснитчатого эпителия пищевода лягушек, при рН 3—5 происходит резкое замедление, а раствор с рН 6—7 не оказывает отрицательного влияния. Повышение рН до 8 вновь начинает замедлять скорость движения ресничек. Таким образом, на функцию реснитчатого эпителия влияет влажность слизистой оболочки и рН среды.

Растворы пенициллина, стрептомицина, полимиксина, левомицетина и эритромицина имеют слабощелочную реакцию. Растворы тетрациклинов и грамицидина имеют кислую реакцию. Использование в ингаляциях пенициллина, левомицетина и стрептомицина в концентрациях до 50 000 ЕД/мл не оказывает отрицательного влияния на функцию реснитчатого эпителия, но при более высоких концентрациях наступает замедление движения ресничек. Ингаляции аэрозолей полимиксина и эритромицина незначительно угнетают функцию реснитчатого эпителия.

Отрицательно заряженные электроаэрозоли антибиотиков улучшают функцию реснитчатого эпителия, а положительно заряженные — оказывают противоположное действие. Вдыхание холодного воздуха приводит к воспалительным процессам слизистой оболочки. Сухой перегретый воздух угнетает функцию реснитчатого эпителия, а теплый увлажненный воздух стимулирует.

В литературе описаны случаи, когда у лиц, длительно лечившихся аэрозолями лекарственных масел, в легких обнаруживали олеогранулемы. Эти образования состояли из лимфоидных клеток, в центре гранулемы находили мелкие и крупные капельки экзогенного жира, то есть пато-морфологически имелась липоидная пневмония. Вместе с тем, по утверждению Н. Ф. Ивановой (1947), олеогранулемы развиваются только при вливании большого количества масла в дыхательные пути. При аэрозольтерапии лекарственных масел олеогранулем не образуется.

Интерес представляет изучение влияния ингаляций аэрозолей антибиотиков на морфологию слизистой оболочки дыхательных путей и паренхиму легких. Результаты гистологического исследования легких крыс, получавших длительное время ингаляции аэрозоля пенициллина в концентрации 25 000 ЕД/мл, показали, что в отдельных участках легких имелись ателектазы и некоторая отечность слизистой оболочки. Аналогичные изменения отмечены в легких крыс, получавших ингаляции изотонического раствора натрия хлорида.

С. И. Эйдельштейн и. Е. К. Березина (1960) после ежедневных ингаляций аэрозолей стрептомицина в дозе 50 000 ЕД/мл в течение 15 дней у собак макроскопически и гистологически никаких изменений в полости носа, зева, трахее, бронхах не обнаружили. Однако в легких гистологически установлено, что межальвеолярные перегородки местами были утолщены.



Ингаляции аэрозолей антибиотиков тетрациклинового ряда (солянокислый хлортетрациклин) в концентрации 5000 ЕД/мл и 10 000 ЕД/мл ежедневно в течение 15 дней вызывают изменения в слизистой оболочке зева, трахеи и бронхов, характеризующиеся полнокровием, отечностью, десквамацией эпителия. В легких обнаружены участки ателектазов, значительное утолщение межальвеолярных перегородок за счет их инфильтрации. После ингаляции солянокислого тетрациклина в тех же концентрациях существенных морфофункциональных изменений не выявлено как со стороны слизистой оболочки дыхательных путей, так и паренхимы легких.

П. Г. Отрощенко и В. А. Березовский (1977) наряду с положительным эффектом применения аэрозолей стрептомицина у больных с распространенными формами туберкулеза, пневмосклерозом и эмфиземой легких отмечали усиление одышки, цианотичность кожи, углубление признаков кислородного голодания организма. По мнению указанных авторов, аэрозоли стрептомицина оказывают раздражающее действие на слизистую оболочку бронхиального дерева, что ухудшает транспорт кислорода в кровь и создает предпосылки для артериальной гипоксемии.

Некоторые патогистологические изменения, локализующиеся преимущественно в легких в виде участков утолщения межальвеолярных перегородок, наблюдались как после ингаляции антибиотиков, так и ингаляций изотонического раствора натрия хлорида, дистиллированной воды. Они имели обратимый характер, что подтверждалось после пятидневного перерыва ингаляций, поэтому имеющиеся изменения не являются противопоказанием к применению ингаляций аэрозолей антибиотиков.

Исследования, касающиеся влияния аэрозольтерапии на структуру легких, немногочисленны и противоречивы. По данным П. Г. Отрощенко и В. А. Березовского (1977), аэрозоли стрептомицина сульфата оказывают раздражающее действие на слизистую оболочку легких.

Мы изучили влияние туберкулостатических средств, вводимых в ультразвуковых аэрозолях на тонкую структуру воздушно-кровяного барьера легких. С помощью метода электронной микроскопии была исследована ткань легкого у 42 беспородных белых крыс, получавших в течение 1, 2 и 3 мес ультразвуковые ингаляции аэрозолей стрептомицина и изониазида в отдельности, а также при сочетанном применении этих двух препаратов.

Контролем служили легкие интактных крыс, а также одновозрастных животных, получавших ультразвуковые ингаляции аэрозолей только изотонического раствора натрия хлорида. После завершения эксперимента животных декапитировали. Кусочки легочной ткани фиксировали в 1 % растворе осмия по Паладу, обезвоживали в спиртах восходящей концентрации и ацетона, заливали в эпонэралдит. Ультратонкие срезы просматривали в электронном микроскопе, а также проводилась обычная световая микроскопия.

Воздушно-кровяной барьер

Результаты экспериментальных исследований показали, что в ультраструктуре легких крыс, вдыхавших аэрозоль изотонического раствора натрия хлорида в течение 1 мес, не обнаружено существенных изменений по сравнению с интактными животными, которым ингаляции не проводились. После 2-х и 3-месячной непрерывной ингаляции изотоническим раствором натрия хлорида появилась некоторая отечность слизистой оболочки бронхов и альвеолярного эпителия. Электронномикроскопически у экспериментальных животных чаще, чем у интактных, можно было видеть альвеолоциты 2-го типа с просветленной цитоплазмой, несколько утолщенными цитопластическими отростками. Поверхность альвеолярной эпителиальной выстилки воздушно-кровяного барьера имела местами неровный, сильно изрезанный контур. Ультраструктура гликокаликса при этом была без изменений. В результате непрерывной ингаляции животным аэрозолей стрептомицина спустя 1 мес макроскопически никаких изменений дыхательных путей и легких не отмечено. Гистологически установлено, что эпителий слизистой оболочки дыхательных путей не поврежден, в подслизистом слое изменения отсутствовали, за исключением некоторого полнокровия сосудов. Межальвеолярные перегородки местами были утолщены. Вместе с тем в ультраструктуре воздушно-кровяного барьера отдельных альвеол выявлены специфические изменения. Они характеризовались утолщением интерстициального пространства за счет локальных отложений в этих зонах волокнистого материала и появления фибробластов, крупные скопления волокнистых структур и пучки коллагеновых волокон обнаружены в утолщенных участках альвеолярных стенок, что также указывает на активацию фибробластических процессов.

После 2-месячной ингаляции в большинстве альвеол число коллагеновых волокон заметно возросло. В интерстициальном пространстве воздушно-кровяного барьера чаще, чем в предыдущий срок, можно было наблюдать отложения волокнистого материала. Крупные пучки фибрилл располагались в области альвеолярных узлов (места соединения стенок 2—3 альвеол), часто в непосредственной близости с альвеолоцитами 2-го типа. В отдельных альвеолах выявлены признаки отечного набухания альвеолярного эпителия.

По нашим данным, процесс фиброзирования легких особенно выражен после 3-х месячной ингаляции. Стенки большинства альвеол значительно утолщены, содержат грубые пучки коллагеновых фибрилл.

Обращают внимание крупные скопления фибрилл коллагена вокруг альвеолоцитов 2-го типа, часть из которых оказывается как бы в «муфте» из волокон.

В этот период исследования также выражено в большей степени отечное набухание клеточных элементов воздушно-кровяного барьера по сравнению с предыдущими сроками наблюдения.

Ультразвуковые ингаляции аэрозоля изониазида крысам в течение 1 мес не вызывали каких-либо заметных изменений в ультраструктуре воздушно-кровяного барьера легкого.

После 2-месячной «терапии» в отдельных клетках воздушно-кровяного барьера наблюдали признаки отечного набухания. Деструктивные изменения стали особенно вы раженными через 3 мес после ингаляции. Во многих альвеолах и легочных капиллярах появились клетки с электронно-прозрачной цитоплазмой, почти полностью лишенной характерных внутриклеточных структур. Участки с отечной цитоплазмой выбухали в просвет альвеол или капилляров, образуя крупные выпячивания или пузыри.

Вместе с тем наряду с деструктивно измененными клетками в составе воздушно-кровяного барьера многих альвеол сохранялись отростки альвеолоцитов 1-го типа и эндотелиоцитов без существенных ультраструктурных нарушений.

В интерстициальном пространстве некоторых альвеол, в том числе в составе тонкой части воздушно-кровяного барьера, появляются скопления волокнистого материала и пучков коллагеновых волокон, что также может затруднять газообменную функцию легких.

Отложение волокнистого материала и пучков коллагена вокруг альвеолоцита 2-го типа

Несмотря на отмеченные изменения, непрерывность слоя гликокаликса клеток легкого была сохранена во всех сроках наблюдения.

Одновременное введение крысам двух препаратов (стрептомицина и изониазида) в ультразвуковых ингаляциях не вызвало каких-либо новых качественных изменений в структурных компонентах воздушно-кровяного барьера по сравнению с описанными подопытными группами.

Схема выстилающего комплекса альвеол легкого

Таким образом, непрерывная ингаляция стрептомицином в течение 1 мес, а изониазидом — в течение 2 мес существенно не влияет на тонкую структуру воздушно-кровяного барьера легких. После 2-месячной непрерывной ингаляции аэрозолей стрептомицином наблюдается фиброзирование стенок альвеол, которое имеет тенденцию к прогрессированию по мере удлинения курса «аэрозольтерапии». Непрерывные ингаляции изониазидом в течение 3 мес приводят к микроциркуляторным нарушениям в легких, повышению проницаемости и развитию отека клеточных компонентов воздушно-кровяного барьера, снижению синтеза сурфактанта легких. Одновременное ингалирование обоих препаратов не вызывает каких-либо новых качественных. изменений компонентов воздушно-кровяного барьера, но усиливает отечность клеток альвеол. После 2-недельного перерыва между курсами ингаляций отечность тканей воздушно-кровяного барьера заметно снизилась, а ультраструктура альвеолярных клеток нормализовалась. Следовательно, при необходимости курсы аэрозольтерапии можно повторять.

Добавление к ингалируемым туберкулостатическим средствам глюкокортикоидов (гидрокортизона гемисукцината или преднизолона хлорида по 0,5—1 мл), 1 мл (5000 ЕД) гепарина и 5—10 мл 5 % раствора глюкозы способствует активации синтетических и секреторных процессов в альвеолоцитах 2-го типа, то есть восстановлению нормального состояния сурфактантов легких.

В. В. Ерохин и соавторы (1982) при обычном методе введения отметили неблагоприятное воздействие туберкулостатических средств на ультраструктуру легких у кроликов, зараженных микобактериями туберкулеза. После назначения изониазида внутрь и стрептомицина внутримышечно активация фибробластических процессов в стенках альвеол наблюдается через 1,5—3 мес.



Лечение заболеваний органов дыхания антибактериальными препаратами, вводимыми с помощью ультразвукового ингалятора, требует контроля за состоянием слизистой оболочки трахеи и бронхов в процессе лечения. Основным методом контроля и диагностики возможных изменений является трахеобронхоскопия. Эндоскопический осмотр может быть дополнен аспирационной, бранш- и щипцовой биопсией с последующим цитологическим, гистологическим, гистохимическим или иммунологическим исследованиями биоптата. Эндоскопическое исследование дает возможность осуществлять динамическое наблюдение в процессе лечения УЗИ, при появлении субъективных симптомов непереносимости, уточнить характер поражений слизистой оболочки трахеи и бронхов.

В литературе недостаточно освещен вопрос о влиянии УЗИ на состояние бронхиального дерева при лечении больных туберкулезом легких. Имеющиеся сведения о влиянии ингаляций аэрозолей на слизистую оболочку дыхательных путей носят противоречивый характер. Так, по данным S. Voisin и соавторов (1970), лица с воспаленной слизистой оболочкой дыхательных путей весьма чувствительны к вдыхаемым частицам аэрозоля (особенно антибиотиков), что требует известной осторожности при их применении. В то же время D. Kandt и М. Schlegel (1973) считают, что одним из главных преимуществ введения лекарственных средств в УЗИ является редкость развития побочных реакций местного и общего типа. По данным других авторов, УЗИ не оказывают повреждающего действия на реснитчато-слизистый аппарат бронхиального дерева. В. Г. Герасин и соавторы (1985) установили, что длительное (4—6 мес) применение ультразвуковых аэрозолей антибактериальных препаратов у больных туберкулезом в 4,3 % случаев приводит к деструктивным изменениям слизистой оболочки бронхов (катаральному эндобронхиту). После кратковременного перерыва (через 7 дней) аэрозольтерапии эндобронхит исчезал и лечение ингаляциями аэрозолей продолжалось.

Мы провели эндоскопическое исследование у 134 больных туберкулезом легких, которым применялись УЗИ противотуберкулезных препаратов и патогенетических средств. Для ингаляций использовали 5—10 мл свежеприготовленного 10 % раствора стрептомицина сульфата, канамицина сульфата или флоримицина сульфата. Причем каждый препарат применим в отдельности или одновременно с изониазидом или салюзидом (6—12 мл 5 % раствора), солютизоном (2 мл 1 % раствора) с добавлением бронхолитической смеси. Состав смеси: 0,5 мл 2,4 % раствора эуфиллина, 0,5 мл 5 % эфедрина, 0,2 мл 1 % раствора димедрола, 2 мл 0,25 % раствора новокаина, 2 мл 5 % раствора глюкозы. Аэрозольтерапию проводили короткими курсами: антибиотиками — непрерывно 30 ингаляций; изониазидом, салюзидом, салютизоном — 60 ингаляций. С целью создания временного покоя между курсами ингаляций делали перерыв на 10—12 дней.

При эндоскопическом осмотре у 70 больных слизистая оболочка бронхов не была изменена, у 12 (8,9 %) был диагностирован туберкулез бронхов, у 52 (38,8%) — неспецифический эндобронхит. В процессе аэрозольтерапии повторное эндоскопическое исследование через 1 мес лечения проведено у 73, через 2—2,5 мес — у 27 больных, через 3—5 мес — у 11 больных (повторные бронхоскопии проводились тем больным, у которых отмечался кашель).

При повторном эндоскопическом исследовании через 1мес излечение неспецифического эндобронхита констатировано у 48 (92,31 %) из 52 больных, у остальных 4 (7,69 %) — через 2 мес. Положительные результаты аэрозольтерапии при туберкулезе бронхов достигнуты через 2 мес у 10 (83,3 %) больных и у остальных 2 (16,7 %) — через 3 мес.

Из 34 больных, у которых при эндоскопическом исследовании патологических изменений в бронхах не обнаружено, но ингаляции аэрозолей они получали в течение 1— 2 мес по поводу деструктивного туберкулеза или неспецифических заболеваний легких и в процессе лечения продолжали жаловаться на кашель, у 10 (7,4 %) диагностирован катаральный эндобронхит. У этих же больных отмечались жалобы на недомогание, першение в горле. После прекращения ингаляций и назначения симптоматической терапии эти явления бесследно исчезли.

Таким образом, при лечении больных ультразвуковыми ингаляциями аэрозолей химиопрепаратов возможно побочное их действие на воздушно-кровяной барьер легкого. Поэтому ингаляции аэрозолей антибиотиков следует проводить непрерывно не более 1 мес. При необходимости длительного их применения требуется перерыв на 2 нед с целью создания временного покоя слизистой оболочке дыхательных путей и нормализации ультраструктуры воздушно-кровяного барьера.