Вы здесь

Что значит жить с антителами к ВИЧ?

На протяжении двух с половиной лет я знал, что заражен вирусом иммунодефицита. Сообщая мне о результатах анализа, врач не проявил холодного безразличия, но я, покидая клинику, чувствовал себя обманутым. Он заботливо поинтересовался, как я предполагаю решать свои эмоциональные, социальные и сексуальные проблемы, но квинтэссенцией разговора стал следующий диалог:

Доктор. Похоже, вы из породы тех, кто может сдюжить в любой ситуации. Разве не так?

Я. Да, я действительно из той самой породы. Можете за меня не беспокоиться.

Никто из нас не хочет предстать перед своим врачом слишком жалким. Мне хотелось сказать ему, что я совсем не уверен в своих силах, но знал: не этих слов от меня ждут.

Первая помощь при случаях, приводящих к опасности заражения

И вправду, долгое время я справлялся не слишком хорошо. Немало дней я провел в запое, стараясь приглушить невыносимую боль одиночества. Два с половиной года назад очень немногие знали, что заражены вирусом иммунодефицита. Я не встречал ни одного человека, оказавшегося в том же положении. Я не знал также того, что знаю теперь: все мои переживания были вполне естественной и нормальной реакцией.

Утеря контроля

Как и многие люди, зараженные ВИЧ, я был остро обеспокоен своим здоровьем. Заболев СПИДом, вы по крайней мере осознаёте свое положение и смотрите врагу в лицо. Если же у вас пока только обнаружены антитела к ВИЧ, вам неизвестно, когда и где СПИД нанесет удар и нанесет ли вообще. В определенном смысле вы утрачиваете контроль над своим телом, потому что не знаете, что сейчас делает вирус. Малейший симптом — сыпь или резь в горле — повергает вас в ужас.



Сегодня меня больше всего страшит перспектива обессилеть телом или рассудком настолько, что я не смогу сам заботиться о себе. Молодым, самоуверенным, неженатым и привыкшим к независимости людям трудно смириться с мыслью о своей неспособности в скором будущем к нормальной жизни. При этом существует страх попасть в зависимость от общественных служб и благотворительности, так как в нужный момент их может не оказаться рядом.

СПИД воспринимается как позорная болезнь. О ней очень непросто рассказать кому бы то ни было — даже людям, на которых вы привыкли полагаться в трудных обстоятельствах. Страх столкнуться с испугом или враждебной реакцией заставляет не доверяться вообще никому. Но если вы не доверяетесь даже своим близким, вам, чтобы скрыть истину, придется воздвигать барьеры, способные разрушить существовавшие некогда искренность и доверие.

Одно из самых важных средств укрепления и поддержания любви — это половая близость. Осознав, что для вас все это в прошлом, вы поневоле почувствуете себя одиноким. Каждому хочется быть любимым, но кто же захочет делить жизнь с калекой в сексуальном отношении!
Влияние секса на нашу жизнь многообразно. Для молодых, не обремененных семьей людей он может определять характер социальной активности. Стиль жизни, общественной или сексуальной — это то, что роднит нас с нашим-ближайшим окружением. И если ради собственного здоровья и здоровья других приходится этот стиль менять, вы начинаете ощущать, что теряете свое место в сообществе, свое чувство принадлежности к нему и свое Я, которое с этим чувством связано.

ВИЧ глазами среднего человека

Пациенты подчас упорно добиваются от врача, чтобы он оценил их шансы заболеть СПИДом. Врач может ответить: «15%» или «36%», или «50%» — в зависимости от того, какую статью на эту тему он прочел последней. В любом случае информация, которую получает пациент, сводится к тому, что его шансы целиком определяются статистикой, а на нее повлиять невозможно. Поэтому что бы он ни делал, никакой пользы или вреда это не принесет, а значит, и вообще нет смысла что-либо делать.

Люди, зараженные ВИЧ, и в особенности больные СПИДом, ни на минуту не в состоянии забыть о том, что они, по всей вероятности, обречены. Вы открываете газету или включаете телевизор, и любое упоминание о СПИДе — это для вас напоминание о том, что в глазах общества вы уже труп.

Взаимоотношения между средствами массовой информации и обществом строятся на использовании сенсаций, в частности сенсаций в сфере морали. Поэтому СПИД интерпретировался не иначе как кара, постигающая людей с «аморальным» или просто «неканоническим» образом жизни. Заболевшим регулярно приходилось выслушивать, что только себя им следует проклинать, что они сами виноваты в своем несчастье и даже «заслужили» его. Люди, зараженные ВИЧ, очень болезненно воспринимают эту точку зрения. Она подрывает их самооценку и уверенность в своих силах именно в тот момент, когда эти качества особенно необходимы человеку, заразившемуся вирусом и уже успевшему узнать, что это значит с психологической и социальной точки зрения.