Вы здесь

Что значит жить со СПИДом?

Шесть лет назад в декабре я начал чувствовать себя нездоровым: быстрая утомляемость, тошнота, понос; к тому же стал терять в весе. Поскольку я гомосексуалист, я сразу обратился к врачу, решив, что заразился гепатитом или мононуклеозом. Он взял кровь на анализ и через шесть месяцев сообщил, что у меня очень низкий уровень тромбоцитов. По его совету я обратился в гематологическое отделение одной из лондонских клиник, которую я затем посещал еще четыре года.

Каждый раз, приходя в клинику, я спрашивал, нет ли у меня СПИДа. Тогда я еще ничего не знал про ВИЧ, а знал только, что такое СПИД. Никто не удосужился объяснить мне, в чем разница, но все уверяли, что СПИДа у меня нет. Но поскольку я был гомосексуалистом, с одной стороны, и человеком довольно информированным — с другой, я забеспокоился. Наконец, в сентябре 1985 года меня подвергли обследованию, и оно выявило антитела к ВИЧ. После этого меня с молниеносной быстротой перевели в венерологическую клинику, за что я им весьма признателен.

Поддержка и гнев



В клинике доктора, медсестры и консультанты ответили, наконец, на все мои вопросы. Они объяснили, что у меня комплекс сопутствующих СПИДу болезней и в этом причина всех тех вещей, которые меня беспокоят. Они познакомили меня с «Позитивами» — людьми с положительной реакцией на антитела к ВИЧ, объединившимися в группу для поддержки товарищей по несчастью. По выходным дням я посещал консультации, получал все необходимые сведения и чувствовал себя отлично в окружении сорока таких же людей, как я. Я успокоился и перестал ощущать себя прокаженным.

Я продолжал посещать клинику до июля 1986 года, пока, наконец, не заболел. Я еле дышал, с трудом мог пройти 25 ярдов и приобрел неприятный сухой кашель и ужасную одышку. Мой врач немедленно положил меня в больницу и начал серию обследований.