Вы здесь

Можно ли погасить пожар?

В названии этой главы слово «пожар» употреблено совсем не случайно и не для того, чтобы кого-либо запугать. «Пожар над планетой» — так озаглавил свою информацию о работе в Лондоне в январе 1688 года совещания министров здравоохранения более чем ста сорока стран специальный корреспондент газеты «Правда». Участвовала в этом совещании и советская делегация, которую возглавлял министр здравоохранения СССР академик Е. И. Чазов. Что же важного было на этом представительном собрании?

Прежде всего отмечено усугубление очень тревожной ситуации в мире. Люди не могут больше успокаивать себя мыслью, что, дескать, СПИД — это болезнь гомосексуалистов и наркоманов. Ведь уже к этому времени было точно показано, что «...инфекция вышла за двери притонов и публичных домов, ворвалась в квартиры американцев и французов, датчан и бразильцев. Она грозит каждому жителю Земли».

Факты на совещании приводились просто удручающие, хотя все его участники и были морально подготовлены к самой мрачной статистике. На 31 декабря 1987 года Всемирная организация здравоохранения зарегистрировала более 75 тысяч больных СПИДом в 132 странах, причем геометрическая прогрессия роста числа больных этой инфекцией сохранялась. При этом речь шла о тревожной ситуации не только в Соединенных Штатах Америки, где уже было около пятидесяти тысяч больных, но и о других странах и континентах. Например, в некоторых странах Карибского бассейна и Центральной Африки возбудители СПИДа и соответствующие им антитела были выявлены у каждого четвертого городского жителя молодого цветущего возраста. Печальная статистика уже распространилась как на мужчин, так и на женщин. Более того, процесс «спидовской эмансипации» женщин зашел так далеко, что некоторые их группы даже перещеголяли мужчин. Так, по вполне официальным данным, до 80 процентов африканских и 40 процентов американских проституток уже заражены вирусом СПИДа.



В ряде стран каждая десятая, а то и каждая седьмая беременная женщина имела результаты лабораторных анализов, свидетельствующие об ее инфицира-ванности вирусом иммунодефицита и, таким образом, о еозможности рождения этой женщиной ребенка, зараженного вирусом СПИДа. Сотни инфицированных людей были выявлены в Финляндии, Индии, Таиланде и других странах, пока еще относительно слабо пораженных эпидемией. Даже в странах Азии, где господствует ислам, статистика начала «портиться». Так, в Объединенных Арабских Эмиратах в 1987 году от СПИДа умерли 22 человека, а число зараженных граждан составило уже 262 человека.

Хотя на государства Азии все еще приходится всего лишь один процент от общего числа больных, но и здесь болезнь наступает на людей такими же стремительными темпами, как и в США или странах Западной Европы. А для нью-йоркских неженатых мужчин в возрасте от 25 до 44 лет и тридцатилетних женщин СПИД стал «убийцей номер один». Здесь же при обследовании девятнадцати тысяч новорожденных вирус был обнаружен у 148 детей, то есть почти у каждого сотого ребенка, а прогнозируемое на 1988 год число зараженных младенцев превысило тысячу.

Теперь окончательно ясно, что СПИД выбирает себе не какие-то исключительно особые жертвы: помимо представителей хорошо известных групп риска от иммунодефицита стали погибать женщины и дети, политические деятели, пенсионеры и домохозяйки.

От этого заболевания скончался популярный американский киноактер Рок Хадсон, известный сотням миллионов кино- и телезрителей. В мае 1987 года от СПИДа умер член палаты представителей конгресса США от республиканской партии Стюарт Маккинни, которого заразили, по-видимому, в 1979 году в результате переливания крови при операции на сердце (в то время ни о какой проверке крови на СПИД, конечно, еще и речи быть не могло). И наконец, по сообщению американской телекомпании Эн-би-си, в марте 1987 года специальное лабораторное исследование на антитела к вирусу иммунодефицита прошел президент США Рональд Рейган. Причина этого — имевшее место шесть лет тому назад переливание крови после попытки покушения на жизнь президента.

Ситуация по СПИДу серьезно осложнилась из за все более широкого вовлечения в эпидемический процесс женщин. На первых этапах развития эпидемии на долю гетеросексуальной передачи вируса иммунодефицита (гетеросексуальный путь заражения означает попадание возбудителя СПИДа в организм здоровой женщины при половом контакте от мужчины и, соответственно, в организм здорового мужчины — от женщины) приходилось менее одного процента случаев заражения. По материалам, приведенным в бюллетене Карибского эпидемиологического центра в ноябре 1987 года, гетеросексуальным путем заразилось более половины больных СПИДом взрослых людей, зарегистрированных в 19 странах этого региона во втором квартале 1988 года.

Эволюция эпидемии очень хорошо видна на примере Великобритании. В 1882 году в этой стране было выявлено всего трое больных, в следующем году — только 26, причем все они к концу 1986 года погибли. А в 1985 году число новых случаев СПИДа составило 160, в 1986 году — 305 и в 1987 году — 653; из последних к лету 1988 года умерли 327 человек, то есть ровно половина. Среди больных преобладали гомо- и бисек-суалисты, а также больные гемофилией, однако в то же время постоянно увеличивалось и число зараженных и заболевших женщин и детей. Доля гетеросексуальной передачи вируса иммунодефицита человека при нормальных половых контактах увеличилась за последние два года в десять раз!

Во Франции, где число больных СПИДом на первом этапе также определялось единицами, об опасности не очень задумывались, хотя с самого начала по числу зараженных Франция среди европейских стран прочно заняла первое место (к слову, ситуацию в нашей стране в 1988 году сравнивают с положением во Франции за 5—6 лет до этого). Но следует учитывать, что население этой страны достаточно велико, поэтому в пересчете на общее число жителей (эпидемиологи используют такой показатель для более объективной оценки интенсивности эпидемического процесса при любой инфекции) Франция даже «отставала» от таких стран, как Бельгия, Швейцария и Дания.

Тем не менее в книге «СПИД: факты и надежды», изданной в 1987 году во Франции под редакцией первооткрывателя возбудителя СПИДа профессора Люка Монтанье, был высказан очень мрачный прогноз развития эпидемии в этой стране. Если к началу 1988 года здесь было зарегистрировано около двух тысяч больных, то к 1991 году их ожидаемое количество должно приблизиться к 28 тысячам. Что же касается числа людей, зараженных вирусом иммунодефицита, то от «исходного рубежа» этого же года в 200 тысяч человек даже с помощью компьютера не удалось рассчитать прогнозируемые масштабы бедствия к началу 90-х годов — слишком непредсказуемым посчитали ученые драматическое развитие эпидемии. Варианты прогноза машины — от 800 тысяч до 2 миллионов потенциальных жертв СПИДа.

Особенно тяжелое положение на земном шаре сложилось в Соединенных Штатах Америки, где уже в 1986 году число зараженных людей, по оценкам компетентных специалистов, превысило миллион человек. Не случайно одна из последних книг, изданных в этой стране, была озаглавлена так: «СПИД — руководство по выживанию». По числу больных США с первых шагов далеко опередили все страны, а темпы распространения возбудителя инфекции продолжали все нарастать.

Как предупредить СПИД

Уже к 1988 году число жертв болезни достигло 70 тысяч, а в начале 90-х годов СПИДом в этой стране может быть поражено около четверти миллиона человек. Задача спасения страны от эпидемии стала главенствующей не только для медиков, но также для правительства и всех общественно-политических деятелей и организаций. Не зря бывший президент США Р. Рейган называл специальный комитет советников по СПИДу «комитетом спасения нации», а акции кандидатов на президентский пост на последних выборах поднимались в зависимости от точки зрения претендентов на проблему СПИДа. Число инфицированных возбудителями страшной болезни самими американскими специалистами в 1988 году оценивалось цифрами порядка двух—пяти миллионов, и пресловутая «советская угроза» по сравнению с угрозой опустошения страны СПИДом отодвинулась на второй план.

В одной американской книге опубликован знаменательный рисунок: на мощный военный корабль, символизирующий собой Соединенные Штаты Америки, несется огромная ракета, на корпусе которой начертано короткое, но такое страшное для каждого американца слово AIDS (сокращение от английского термина acquired immune deficiency syndrome, то есть СПИД).

СПИД. Всем миром мы его победим

Итак, над планетой бушует пожар под названием СПИД, причем горючим материалом для него является как каждый отдельный человек, так и человеческая популяция в целом. Можно ли погасить этот пожар? Не погибнет ли цивилизация — теперь уже не во всепоглощающем огне ядерной войны, а от маленького, но очень злобного вируса иммунодефицита, пока не поддающегося контролю?

«Нет, не погибнет!» — с уверенностью заявляют врачи и ученые-медики. «Нет!» — убежденно говорят самые квалифицированные эксперты Всемирной организации здравоохранения, которая уже в 1986 году разработала Глобальную программу борьбы со СПИДом, а с первого февраля 1987 года приступила к ее практической реализации. «Но,—добавляют они,— для того чтобы этого не случилось, врачи всего мира должны объединиться в борьбе с этим опасным недугом». Объединиться и направить совместные усилия на выявление всех зараженных людей, на максимально эффективное лечение больных и увеличение продолжительности их жизни, на организацию противоэпидемических мероприятий и ограничение распространения вируса. Главное же внимание как врачей, так и всей общественности должно быть уделено санитарно-просветительной работе и социально-гигиеническим вопросам, которые должны сыграть ведущую роль в борьбе с опасным недугом.

Важная роль в ограничении распространения СПИДа принадлежит ученым, которые уже убедительно показали, как много могут сделать представители науки, объединенные общей и благородной целью. Ведь всего за несколько лет перед лицом грозной опасности удалось сделать то, на что в обычных условиях, возможно, понадобились бы десятилетия. В рекордно короткие сроки французским и американским вирусологам удалось решить чрезвычайно трудную задачу выделения возбудителя СПИДа и его культивирования в лабораторных, то есть в искусственных, условиях.



Иммунологи сумели очень быстро распознать механизмы иммунологических нарушений при этой инфекции и научились выявлять малейшие нарушения в системе иммунитета. Эпидемиологи дали ответы практически на все вопросы, связанные с различными путями и социальными факторами распространения вируса иммунодефицита и его естественными резервуарами. Педиатры детально изучили болезнь у детей, невропатологи и психиатры сумели объяснить чрезвычайно важный феномен быстрой деградации и полного разрушения личности больного, особенно при злокачественном течении болезни. Наконец, фармакологи вместе с другими специалистами очень быстро изучили сотни различных новых и старых противовирусных и антионкогенных препаратов и выбрали из них несколько наиболее перспективных в плане если не полного излечения больных, то хотя бы надежной стабилизации их состояния и максимального продления жизни. А ведь каждый вырванный у смерти день жизни больного — это дополнительная надежда на появление нового, еще более эффективного лекарства. Такая надежда никогда не долясна покидать ни одного, даже самого обреченного, больного.

Как уже говорилось, первоочередное внимание проблеме СПИДа с самого начала стала уделять Всемирная организация здравоохранения, предложившая Глобальную программу борьбы с недугом, которую сразу же возглавил американский профессор Джонатан Манн — один из крупнейших специалистов в мире по г той проблеме. Летом 1987 года в Ленинградском доме ученых имени М. Горького состоялась встреча с Дж. Манном, на которой обсуждались вопросы организации эпидемиологического надзора за болезнью в нашей стране и перспективы в связи с нею научных исследований. Работа ленинградских врачей по пропаганде необходимых знаний о СПИДе среди населения получила высокую оценку американского профессора, хотя в целом уровень санитарно-просветительной работы в нашей стране еще оставляет желать лучшего.

В практической й научной деятельности Всемирная организация здравоохранения учитывает положение, высказанное генеральным директором этой организации доктором Халфданом Малером в специальном выпуске журнала «Здоровье мира»: «СПИД — это больше, чем просто заболевание или патологическое состояние, больше, чем обычная проблема здравоохранения. Он представляет серьезную опасность для общественного и экономического развития, для людей в самый плодотворный период их жизни, матерей и детей, семей и народов».

Именно Всемирная организация здравоохранения уже с 1983 года стала постоянно проводить региональные и общие совещания экспертов, врачей и ученых для обсуждения состояния проблемы СПИДа и перспектив ее решения. Под эгидой этой организации ежегодно начали проводить всемирные конгрессы по СПИДу, в которых участвовали медики со всех континентов. Интересна и показательна такая статистика: если в I Международной конференции в Атланте в апреле 1985 года участвовало около трех тысяч представителей из 70 стран, то II конференция в Париже в июне 1986 года собрала уже около пяти тысяч участников, а на ее открытии от имени президента и правительства выступил министр иностранных дел Франции.

В работе III Международного конгресса (уже не конференции, а конгресса!) по СПИДу в Вашингтоне летом 1987 года приняли участие более шести тысяч врачей и ученых, а информацию о результатах этой работы передавали почти тысячи журналистов. Но все рекорды побил IV конгресс в Стокгольме в июле 1988 года. Около семи тысяч делегатов из 138 стран, в том числе и советская делегация во главе с главным государственным санитарным врачом А. И. Кондрусевым, обменялись новейшей информацией, прежде всего — по профилактике СПИДа, разработке и испытанию вакцин и эффективных лекарственных средств. Были рассмотрены также психологические, этические, юридические и социальные аспекты эпидемии.

На конгрессе приведены новейшие данные о заболеваемости СПИДом в мире. К 1 июня 1988 года уже было выявлено 96 433 больных, из которых подавляющее большинство — 71,3 тысячи человек — жители Американского континента. К этому времени число официально зарегистрированных больных в Африке превысило 11,5 тысячи, в Европе — 12,4 тысячи, а в Австралии и Океании перевалило за 800 человек. Среди европейских стран первенство по числу зарегистрированных больных продолжали удерживать Франция, Федеративная Республика Германии и Италия, где выявлено соответственно — 3628, 1973 и 1865 носителей СПИДа.

Темпы роста зараженных иллюстрируются такими цифрами, приводившимися на конгрессе в Стокгольме: в первой половине 1988 года в США новый случай СПИДа регистрировался каждые 14 минут, поэтому ожидаемое число больных к 1992 году должно составить не четверть миллиона, как это было оценено в предварительных прогнозах, а 365 тысяч.

Не следует забывать и о том, что помимо социальной опасности СПИД имеет еще и очень существенный и даже удручающий экономический аспект, так как расходы на ограничение эпидемии, обслуживание больных и лабораторные исследования стали измеряться уже довольно высокими цифрами. Например, уход за одним больным в США в период от момента диагностики заболевания до неизбежного трагического финала требует изъятия из кармана отдельных граждан или из государственной казны фантастической суммы — от ста до ста пятидесяти тысяч долларов; в нее входят стоимость лекарств и анализов, проведение профилактических и противоэпидемических мероприятий, расходы на содержание медицинского персонала и обслуживание больничных помещений. Огромные средства вкладываются и в научные исследования по дальнейшему изучению вируса, поиску новых его вариантов, разработке диагностических препаратов и вакцин, синтезу и апробации высокоэффективных противовирусных веществ. Поэтому уже в 1987 году из федерального бюджета США на мероприятия против СПИДа был выделен почти один миллиард долларов.

Вместе с тем вполне понятно, что любую болезнь легче предупредить, чем лечить и ликвидировать ее последствия. Поэтому среди медицинских мероприятий по борьбе со СПИДом существенное значение имеют и общие санитарно-профилактические меры. Врачи уже с 1985 года практически во всех странах мира ввели строгий лабораторный контроль донорской и плацентарной крови, а также всех ее препаратов и тем самым надежно закрыли один из возможных путей распространения вируса иммунодефицита. В технологию приготовления вводимых внутривенно лечебных препаратов внесена дополнительная относительно простая процедура, гарантирующая безопасность готового продукта и исключающая возможность передачи вируса иммунодефицита при оказании помощи больным.

Теперь везде организована проверка на СПИД доноров различных органов — ведь операции по пересадке, например, почек, стали массовыми,— так что трансплантационная передача возбудителя СПИДа тоже практически невозможна (разве за исключением редчайших казуистических случаев, как это было в США и о чем уже рассказано читателю). Проверяются на СПИД и различные биологические жидкости, в частности донорская сперма, используемая для искусственного оплодотворения женщин, которые по тем или иным причинам не могут забеременеть естественным путем. В больницах и поликлиниках ужесточен контроль за стерилизацией режущих, колющих и других инструментов, которые в необработанном виде могли бы способствовать распространению вируса иммунодефицита.

Что же касается санитарно-просветительных мер, то тут мы пока безнадежно отстаем от многих западных стран. Такая ситуация сложилась у нас не только из-за благодушия организаторов здравоохранения, но и в связи с отсутствием должной настойчивости у санитарно-просветительных и издательских органов. Так, первая советская брошюра о СПИДе, сравнительно давно подготовленная одним из авторов, очень долго «путешествовала» по министерским кабинетам, и выход ее к читателю задержался на много месяцев. Более того, достаточно долгое время у нас по каким-то немыслимым соображениям существовал запрет на публикации о СПИДе (и это в то время, когда Всемирная организация здравоохранения уже звонила во все колокола о необходимости проведения максимально широких информационно-разъяснительных кампаний!). Самый возмутительный и печальный тому пример — история публикации в журнале «Химия и жизнь» статьи Е. Р. Забаровского «СПИД: факты и гипотезы». В редакционном комментарии к статье, появившейся в мае 1987 года, говорится, что автор подготовил материал еще в конце 1985 года, но на неоднократные обращения в Минздрав «Химия и жизнь» получала отказ разрешить публикацию. Переписки с этим ведомством составила пухлую папку. На одном экземпляре статьи бывший заместитель министра П. Н. Бургасов начертал: «В представленном виде статья не полезна. Она... вселяет чувство страха». Поразительное недомыслие руководителя государственного масштаба! Ну а рекорд глупости установил Воронежский дом санитарного просвещения, издавший в 1988 году пособие для лекторов с грифом «Для служебного пользования».



Недостаточно активная разъяснительная работа по СПИДу в нашей стране объясняется частично и сравнительно благополучной ситуацией, которая сохраняется у нас до настоящего времени. Длительное врерля число больных измерялось единицами — во всяком случае, с сентября 1987 года по июнь следующего года во всех сводках Всемирной организации здравоохранения для нашей страны приводилась цифра 4, причем, как неоднократно сообщалось во многих наших газетах, трое больных были иностранцами и только один — советский гражданин. Число зараженных людей было больше, хотя также относительно невелико. Например, 10 августа 1988 года в «Медицинской газете» приведены такие данные: в Советском Союзе зарегистрировано 343 инфицированных, из них 279 иностранцев, то есть общее число советских граждан, пораженных возбудителем СПИДа, даже в августе 1988 года составляло всего лишь 65 человек (в январе этого года, по словам академика Е. И. Чазова, носителями вируса были только 33 советских гражданина).

Тем не менее, учитывая горький опыт зарубежных коллег, Министерство здравоохранения и Академия медицинских наук СССР сочли необходимым активизировать работу по данной проблеме. Для этого в стране создан межведомственный совет по борьбе со СПИДом во главе с заместителем министра здравоохранения СССР А. И. Кондрусевым. Главной задачей этого совета стала организация грамотной санитарно-просветительной работы среди различных групп населения с учетом эпидемиологических особенностей инфекции, а также специфики социальных, профессиональных и бытовых факторов. Каждый житель Земли, имеющий всю правдивую информацию о СПИДе, должен препятствовать распространению этой инфекции. На памятках, изданных для французского населения, написаны умные слова: «Через меня СПИД не пройдет!» Таким девизом следует руководствоваться и каждому советскому человеку.

Специальная организация для борьбы со СПИДом создана в Ленинграде. Это научно-учебно-практическое объединение, которым руководит заведующая кафедрой инфекционных болезней Ленинградского института усовершенствования врачей имени С. М. Кирова, главный инфекционист нашего города профессор Аза Гасановна Рахманова. В состав объединения наряду с кафедрой инфекционных болезней и городской инфекционной больницей № 30 имени С. П. Боткина вошли областная инфекционная больница, противочумная станция, отделы городской и областной санитарно-эпидемиологических станций. В работе большого коллектива участвуют и ведущие научные учреждения города — Всесоюзный научно-исследовательский институт особо чистых биопрепаратов, Институт имени Пастера, Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова и др.

Помимо координации научных исследований здесь проводится организационно-методическая работа, обучаются специалисты — клиницисты и лабораторные работники. Особое внимание уделяется населению. На одной из пресс-конференций руководитель Всемирной программы борьбы со СПИДом Дж. Манн сказал, что решающее значение в борьбе с опасной инфекцией имеет «...санитарное просвещение, санитарное просвещение и еще раз санитарное просвещение».

В Ленинграде организационно решена проблема обследования лиц с подозрением на СПИД. Все необходимые исследования проводят высококвалифицированные врачи и лабораторные работники. Более того, на базе городской инфекционной больницы № 30 имени С. П. Боткина (ул. Миргородская, 3) создан центр анонимного обследования на СПИД, куда может обратиться любой житель или гость Ленинграда для проверки состояния своего здоровья. Консультативно-диагностический центр работает ежедневно с 9 до 18 часов (в среду — до 20 часов), в субботу и воскресенье — с 10 до 13 часов. Только не нужно обращаться в этот центр без достаточных на то оснований.

В мае 1987 года газета «Известия» рассказала о такой курьезной истории. В московский консультативно-диагностический пункт, созданный на базе 2-й инфекционной больницы (8-я улица Соколиной горы, 15, корпус 10) обратился молодой человек из Ташкента, у которого заболела корова, а врачи тем не менее произвели специальное исследование его крови. Вот уж действительно у страха глаза велики! Вирусы, сходные с возбудителем СПИДа, обнаружены у многих животных, но ни один из них не представляет опасности для человека, так что делать анализ в данном случае не было никакой необходимости.

В Ленинграде кроме анонимного обследования можно получить и заочную консультацию по телефону 277-56-71 (аналогичные телефоны имеются и в других городах Советского Союза: например, 176-79-50 — в Москве или 35-05-15 — в Ереване). Хотя при подозрении, конечно, необходим непосредственный визит больного к врачу (он может быть также анонимным). А врач определит, какие необходимо сделать анализы и к какому специалисту следует обратиться для консультации тому или иному человеку. Ленинградские медики уже поставили надежный заслон на пути СПИДа. Однако главное, о чем должен помнить каждый,— это индивидуальная профилактика болезни, зависящая от образа жизни самого человека.