Вы здесь

Патологическая физиология денервированных тканей и нервные дистрофии

Денервационный синдром

Перерезка нервных стволов, соединяющих ткань с центральной нервной системой, называется децентрализацией ткани (Кенон). После перерождения перерезанных нервных волокон ткань называется денервированной.

Выключение регулирующего влияния нервной системы на органы и ткани приводит к изменениям и часто к активации их автоматической деятельности. Это наблюдается при:

  • 1) разобщении высших отделов центральной нервной системы с ее нижележащими отделами;
  • 2) разобщении центральных нейронов вегетативной нервной системы с ее периферическими нейронами;
  • 3) разобщении (полном или частичном) органов и тканей с нервной системой (децентрализация и денервация). Например, удаление коры головного мозга у кошки резко усиливает деятельность подкорковых структур: животное принимает агрессивную позу — спина изгибается дугой, пасть оскалена, шерсть взъерошена, зрачки расширены, кровяное давление резко повышено, возникают гипергликемия и другие признаки активации вегетативной нервной системы. Перерезка ствола мозга в области четверохолмия приводит к децеребрационной ригидности.

Перерезка преганглионарных волокон симпатических узлов вызывает -через неделю резкую активацию автоматической импульсации такого децентрализованного ганглия. Следует подчеркнуть, что полностью лишить ту или иную ткань нервных связей практически невозмолшо, так как отдельные нервные волокна (например, симпатические) остаются в составе питающих ткань кровеносных сосудов. Однако перерезка главных нервных стволов все же существенно отражается на деятельности многих тканей.

Денервационным синдромом называют изменения в органах и тканях после их денервации.

Степень нарушения функции различных тканей после денервации неодинакова. Покровные ткани (кожа, эпителий слизистых оболочек, скелетные мышцы) претерпевают после денервации глубокие изменения обмена веществ, приводящие к резким нарушениям их функции и структуры. Так, например, на коже образуются трофические язвы, резко нарушаются рост волос, регенерация эпидермиса, кровообращение и пр. Скелетные мышцы после денервации атрофируются, в них происходят глубокие изменения всех видов обмена, меняются их возбудимость и другие физиологические свойства. Изменения эти необратимы, если иннервация ткани не будет восстановлена.



Наряду с этим деятельность тканей внутренних органов (сердце, желудочно-кишечный тракт и другие гладкомышечные органы, а также пищеварительные железы) спустя 1—3 недели после денервации более или менее восстанавливается. Денервированное сердце, например, при покое целого организма работает почти без изменений по сравнению с сердцем неденервированным. После удаления верхнего шейного симпатического узла у кролика вначале наблюдается ряд расстройств деятельности гладкомышечных органов, иннервируемых симпатическим нервом; возникает, например, расширение артерий, питающих ухо на стороне операции (опыт Клода Бернара). Через несколько часов эти изменения проходят, а через сутки тонус гладкой мускулатуры сосудов уха полностью восстанавливается. В сердце, гладкомышечных органах, железах после денервации, как указывалось, не происходит таких глубоких изменений обмена веществ, как, например, в скелетной мускулатуре. Однако разобщение внутреннего органа с центральной нервной системой всегда отражается на регуляции его деятельности. Орган, лишенный иннервации, работает монотонно и теряет способность приспособляться к потребностям организма в каждый отдельный момент его существования. Соответствия деятельности органа с потребностями организма не возникает. Это можно заметить, изучая деятельность денервированного сердца, денервированной почки, слюнной железы и пр.

Важной особенностью, характеризующей реактивность денервированных тканей, является повышение их чувствительности (возбудимости) к тем химическим веществам (медиаторам), которые освобождаются при раздражении перерезанного нерва. Так, например, после удаления верхнего шейного симпатического узла у кошки резко возрастает возбудимость гладкой мускулатуры третьего века по отношению к адреналину. Денервированная скелетная мышца становится значительно более возбудимой к ацетилхолину. После перерезки и дегенерации подъязычного нерва у собаки раздражение периферического конца язычного нерва, который содержит холинергические волокна, выделяющие ацетилхолин, вызывает длительную контрактуру мускулатуры языка (так называемый феномен Вульпиана—Гейденгайна). Воздействие ацетилхолина на мышцы языка с нормальной иннервацией не приводит к подобной контрактуре. Перерезка преганглионарного симпатического ствола вызывает таким же образом увеличение возбудимости верхнего шейного симпатического ганглия по отношению к ацетилхолину. В денервированном симпатическом узле исчезает холинэстераза. Скелетные мышцы языка после денервации инволюционируют, приобретая некоторые свойства гладких мышц (Л. А. Орбели). К этой же категории явлений относится и так называемое парадоксальное расширение зрачка после удаления верхнего шейного симпатического узла.

После денервации гладкая мускулатура зрачка становится резко возбудимой по отношению к адреналину и симпатину, и ничтожные количества этих веществ, появляющихся в крови животного, способны вызывать эффект расширения зрачка.

Причиной повышения чувствительности денервированных структур и, в частности, симпатических узлов после их децентрализации является увеличение свободных рецепторных полей (рецепторов) в этих тканях, способных связывать норадреналин и другие биологически активные вещества, а также яды (атропин, пилокарпин и др.). Денервированные ткани связывают большее число молекул медиатора или яда по сравнению с нормальными при той же его концентрации в окружающей среде.

Нервная система регулирует не только переходы от состояния деятельности органа к состоянию его покоя и обратно (пусковое действие), но и кровоснабжение и обмен веществ (трофическое действие), поэтому разнообразные нарушения такого тройного контроля приводят к развитию различных нарушений структуры и функций любой ткани. Эти изменения в широком смысле слова носят название нервных дистрофий. По существу они наблюдаются в любой патологически измененной ткани. При воспалении, отеке и других патологических процессах встречаются различные выражения этих дистрофий.