Вы здесь

Прогнозирование возможного увеличения размаха движений

Вопрос об эффективном прогнозе возможной коррекции размаха движения в том или ином случае имеет большое практическое значение. Учет данного критерия существенно конкретизировал бы представление о перспективности новичков в тех видах спорта, где успех невозможен без определенного оптимума размаха движений. Вопрос этот разработан крайне слабо. Однако приходится сталкиваться с настойчивыми просьбами тренеров, желающих получить прогноз с точностью до одного градуса. Очевидно, такая точность принципиально невозможна — даже если бы мы задались целью скрупулезно обследовать каждого индивидуума. Успешный прогноз даже в самом общем виде («эффект гарантирован», «эффект будет недостаточным», «возможен умеренный эффект») требует максимальной индивидуализации.

Целесообразно подойти к этому вопросу с учетом анатомических особенностей каждого сустава и разделением кор-рекционной работы на два этапа: этап преодоления «пассивной недостаточности» мышц и этап прогрессивной деформации сочленяющихся костей. Необходимо также подразделить движения на активные и пассивные.

Материалы предыдущих глав позволяют утверждать: поскольку на первом этапе существенной деформации сочленяющихся костей не происходит, пределом увеличения размаха активных движений будет стабилизированный предел пассивных движений. На рис. 58 было показано, что за 2—3 месяца применения оптимальной коррекционной методики размах активных движений существенно приближается к размаху пассивных, однако не достигая его. (Следует оговориться, что значительный и устойчивый прирост размаха движения — при соблюдении гигиенических норм — может быть при условии применения рациональной методики. Имеются в виду целесообразное сочетание упражнения в активных и пассивных движениях, регулярность, оптимальная дозировка движений.) Естественно, чем больше отличается предельный размах активных и пассивных движений, тем больший прирост размаха активных движений может быть получен.

Степень реализации этой функциональной базы прироста размаха активных движений, очевидно, может быть определена степенью корреляции этих различий с фактическим приростом размаха. С этой точки зрения мы проанализировали данные 117 подростков 13—14 лет — участников эксперимента по увеличению амплитуды движений стопы в голеностопном суставе. Оказалось, что прирост активного сгибания и разгибания характеризуется высокой положительной корреляцией (соответственно +0,62 и +0,64) с исходной разностью размаха этих движений. Средний прирост размаха составил: в активном сгибании стопы — 58,3% от исходной разности (индивидуальные колебания — от 31,6% до 79,3%), а в активном разгибании — 54,5% (индивидуальные колебания — от 20,3% до 78,1%). Естественно, что эти цифры не отражают универсальных соотношений и действительны только для голеностопных суставов участников данного эксперимента. Большой разброс индивидуальных результатов даже в этой сравнительно однородной возрастно-половой группе вновь возвращает нас к мысли о чрезвычайной сложности точного прогноза планируемых изменений.

Анализ также показал, что величина индивидуальных колебаний прироста размаха находится в тесной взаимосвязи с типом функциональной специализации сустава. Иначе говоря, корреляция сгибания стопы оказалась наиболее эффективной у подростков с преимущественным сгибанием (73,3% от исходной разности активного и пассивного сгибания — при средней для всей группы 58,3%) и наименее эффективной — у подростков с преимущественным разгибанием (46,6%). И наоборот, при коррекции разгибания стопы максимальный эффект получен у испытуемых с «разгибательным» типом сустава, а минимальный — со «сгибательным».

Установив этот факт, мы дифференцированно подошли и к оценке влияния экспериментальных нагрузок на величину пассивного размаха движений. Большая индивидуальная вариабельность исходного размаха движений при статических операциях увеличивала ошибки средних, что при однонаправленности изменений размаха (более или менее заметный прирост в каждом конкретном случае) в отдельных группах не давало оснований считать эти изменения существенными. Сгруппировав испытуемых по типам суставов, мы получили качественно новые данные. Достоверный прирост пассивного сгибания (10,4% от исходного размаха) был получен у подростков с преимущественным сгибанием стопы и частично — с одинаковым соотношением сгибания и разгибания. Столь же существенный прирост пассивного разгибания (9,85%) был зарегистрирован у испытуемых с «разгибательным» типом сустава.



Тип сустава в данном случае мы определяли по соотношению предельного пассивного сгибания и разгибания, которое, в частности, характеризуется выраженным преобладанием одного из движений. В связи с этим целесообразно было определить величину возможного прироста по степени корреляции между размахом пассивного движения и реальным приростом, достигнутым в ходе эксперимента. Коэффициенты корреляции в сгибании и разгибании — соответственно +0,49 и +0,60, что свидетельствует о наличии довольно устойчивой положительной связи между ними. Результаты, полученные в ходе двухлетнего эксперимента с юными гимнастками, обнаружили еще более тесную связь (коэффициенты на уровне +0,73 - +0,87).

Соотношение размаха упражняемых и неупражняемых движений

Естественно, что основой указанной дискриминации суставов служат анатомические особенности типа данного сустава и, в частности, выраженность ограничителей движения и их удаление от середины дуги движения. Это позволяет использовать для повышения надежности прогноза технику рентгенографии. Первая такая попытка была предпринята в 1963 г. На профильных рентгенограммах стоп пловцов, борцов и штангистов измеряли расстояние от переднего края большеберцовой кости до шейки таранной. Однако здесь не учитывался такой важный параметр, как изменение радиуса дуги блока таранной кости в передней и задней его частях (см. рис. 30), что является одним из признаков типа функциональной специализации сустава и может существенно повлиять на объективность результатов.

Успех коррекционной работы, связанной с моделированием суставных поверхностей и костных ограничителей движения, прямо связан с возрастом, в котором она начата. Чем позднее спортсмен приступил к тренировкам, тем менее благоприятен прогноз планируемых изменений предельного размаха движений в том или ином сочленении. На этом общем фоне (возраст и продолжительность) хронология более и менее сенситивных (чувствительных, продуктивных) периодов в специальной тренировке суставов также весьма индивидуализирована.

* * *

Вопросы индивидуализации физических нагрузок, научного прогнозирования спортивных результатов еще далеки от разрешения, но чрезвычайно важны для успешного развития современного спорта, для повышения его роли в оздоровительных мероприятиях, в профилактике патологических проявлений и реабилитации после патологий. В этом смысле данная монография, показывая глубину затронутых проблем, ставит перед специалистами новые задачи. Однако правильная постановка задач приближает время научного решения вопросов индивидуализации и стратегии более эффективного использования такого мощного природного рычага развития, совершенствования и поддержания сил человеческого организма, как моделированная физическая активность.