Вы здесь

Типичные травмы суставов в отдельных видах спорта

Здесь будет проведен анализ лишь некоторых типичных суставных травм, механизм которых специально изучался автором и его сотрудниками. В литературе по травматологии спортивные травмы часто рассматриваются в отрыве от структуры основных движений спортивного упражнения и методики тренировки в избранном виде спорта. Между тем, понимание механизма суставной травмы и рациональная организация профилактических мероприятий невозможны без знания этиологии травм.

Травма локтевого сустава при метании копья

Типичная травма локтевого сустава у копьеметателей достаточно широко распространена. Очень немногим атлетам удается ее избежать, несмотря на разнообразные профилактические меры, которые сводятся главным образом к проведению полноценной разминки с достаточным общим разогреванием организма и выполнению серии упражнений нарастающего воздействия, сходных по структуре с метательным движением. Однако зачастую эти меры профилактики оказываются бесполезными. Травма надолго или даже навсегда (как это было, например, с рекордсменом мира норвежцем Терьё Педерсеном, впервые перешагнувшим рубеж 90 м), выводит спортсмена из строя.

Одно из немногих описаний механизма травмы принадлежит Л. Мастеровому и Н. Каратаеву, которые справедливо отмечают, что повреждение происходит в момент финального усилия. При этом техника броска, закончившегося травмой (исходя из существующих критериев), может быть признана отличной. В качестве единственной причины повреждения авторы указывают нарушение трофики мышц и связок сустава. Длительное, хроническое их перенапряжение вызывает спазм сосудов, нарушение кровоснабжения и дистрофические процессы в мышцах и связках — в результате суставной аппарат копьеметателя становится уязвимым. Однако нарушением трофики нельзя объяснить типичную травматизацию локтевого сустава у метателей-новичков, которая наблюдалась иногда при первом же броске, выполненном с максимальным усилием, когда, естественно, ни о каком хроническом перенапряжении мышц и связок не может быть и речи. Кроме того, использованные авторами методы исследования (плетизмография, реография) позволяют сформулировать указанную точку зрения лишь гипотетически.

Происхождение травмы, ее клинико-морфологическая характеристика, очевидно, не могут быть определены без применения анатомических методов, которые при подобных исследованиях незаслуженно игнорируются. Разрабатывая концепцию тормозов и ограничителей движений в суставах, мы провели исследование на свежих трупах мужчин 25—З5 лет нормостенического (по Пинье-Черноруцкому) телосложения. В каждом случае последовательно исследовались левая и правая рука.

На левой руке производилось послойное препарирование. Перед началом этой операции восстанавливалась нормальная амплитуда движений в лучезапястном, локтевом и плечевом суставах. Всей конечности придавалось такое положение, которое она занимает у копьеметателя в момент финального усилия — вслед за положением «натянутого лука». Это положение было выбрано потому, что опрошенные нами метатели, имевшие в разное время типичные травмы локтевого сустава, указывали на появление острой боли именно в данный момент.

Если в начале метательного усилия хлестообразное (баллистическое — по Н.А. Бернштейну) движение, обеспечивающее механические предпосылки эффективности метания, осуществлялось в плечевом суставе (рис. 50, А), то в исследуемом нами положении (рис. 50, Б) «хлест» концентрировался уже в локтевом суставе, где в этот момент наблюдалось сильное разгибание отведенного предплечья. Если в первой фазе выпрямленная рука действовала как единый рычаг, под значительным углом к предполагаемому направлению полета копья, то во второй фазе движение гибкого комплекса рычагов «плечо—предплечье—кисть» точно соответствовало направлению полета снаряда. В связи с этим целесообразно именно в данный момент развить максимальную скорость перемещения дистальных звеньев конечности.

Фазы метания копья

Восстановив указанное положение руки, мы подвешивали к кисти стандартный груз (4 кг) так, чтобы направление его силы тяги совпадало с направлением действия силы инерции снаряда. В ходе послойного препарирования фиксировалось изменение угла разгибания предплечья. Регистрация степени напряжения мышц производилась миотонометром оригинальной конструкции.

При рассечении кожи в области локтевого сустава амплитуда разгибания предплечья увеличилась на 1—3°; экстирпация подкожной жировой клетчатки, весьма тонкой в этом месте, не оказала существенного влияния на амплитуду разгибания.

Двуглавая мышца плеча и лучевой сгибатель кисти в этом положении были полностью расслаблены; их перерезка никакие отразилась на степени разгибания предплечья. Напряженными оказались трехглавая мышца плеча(особенно ее медиальная головка), локтевой сгибатель кисти и сгибатели пальцев (очевидно, их напряжение было бы гораздо более выраженным при активном захвате снаряда). Перерезка этой группы мышц увеличила разгибание предплечья на 4—6°. Для того чтобы достичь такой амплитуды при сохранении целостности мышц, требовалось усилие в 8—10 кГ. Сумка сустава с латеральной стороны в каждом случае оказывалась свободно висящей. С медиальной стороны она была расправлена, но не натянута. Удаление сумки не изменило углового положения предплечья.

Локтевая коллатеральная связка оказалась сильно натянутой. О предельном ее удлинении свидетельствовало исчезновение поперечной исчерченности коллагеновых пучков на всей площади веера, доступной для наблюдения. Длинный (2,5 см) тяж связки, идущий к медиальному надмыщелку плечевой кости, также был сильно напряжен. Лучевая коллатеральная связка была расслаблена и провисла. Кольцевая связка лучевой кости была умеренно натянута, однако исчерченность ее волокон сохранялась.

Расхождение суставных поверхностей локтевого сустава копьеметателя при разгибании отведенного предплечья

В этом положении суставные поверхности полулунной вырезки локтевой кости и блока плечевой кости расходились на расстояние, регулируемое степенью растяжимости связок (рис. 51). Кроме того, нарушилась конгруентность суставных поверхностей, поскольку вместе с разгибанием локтевая кость была несколько ротирована вокруг своей продольной оси. В этом комбинированном движении медиальная связка достигала предела своего удлинения и находилась на грани травмы. Сумка сустава, вопреки широко распространенному мнению, как тормоз движения не функционировала (рис. 52). Перейти эту грань очень легко. При продолжении медленного разгибания предплечья (посредством тяги через динамометр) для отрыва связки требовалось усилие в 8—10 кГ. При быстром разгибании нагрузка уменьшалась до 5—6 кГ. Характер повреждения во всех случаях был одинаков — отрыв медиальной связки в месте ее прикрепления с незначительными фрагментами кортикального слоя локтевой кости. Латеральная и кольцевидная связки при этом не повреждались.

Отсутствие натяжения сумки локтевого сустава в момент наибольшей нагрузки при метании копья



Измерив с помощью динамометра и толстого резинового жгута с соответствующим пределом амортизации величину усилия, развиваемого метателем во второй фазе броска (10 спортсменов I—II разрядов), мы обнаружили, что оно колеблется в пределах 23—37 кГ, т.е. значительно больше, чем требуется для отрыва связки при удалении мышц предплечья или при полном их расслаблении. (Мастера экстра-клас-са развивают усилие такого же порядка. Точные цифры в данном случае не имеют принципиального значения, поскольку нагрузка на локтевой сустав всегда значительно превышает предел прочности локтевой коллатеральной связки.)

Механизм суставной травмы

Можно предположить, что последовательное удаление защитных компонентов сустава дает несколько искаженную картину травмы у копьеметателя, отличную от той, которая имеет место в действительности, при одномоментном и комплексном их участии. Для проверки этого предположения мы придали правой руке трупа положение, характерное для «хлеста», прибинтовав к кисти деревянную палку соответствующего диаметра, и быстрым усилием в 30 кГ травмировали локтевой сустав.

Картина травмы во всех случаях оказалась идентичной. Мышцы рабочей группы и области их прикрепления оставались без изменений. Все нарушения локализовались в локтевой коллатеральной связке (рис. 53). Полного отрыва или разрыва связки не наблюдалось.

Картина типичной травмы локтевого сустава копьеметателя

Были определены два типичных очага нарушений. Первый очаг — отрыв волокон у основания надмыщел-ка плечевой кости. Травмировались примерно 50% волокон, отрывавшихся вместе с тонкой костной пластинкой. Второй очаг — отрыв другого оформленного тяжа связки, идущего несколько впереди надмы-щелка. Данное нарушение происходило на уровне суставной щели и сопровождалось частичным разрывом суставной сумки, что создавало условия для излияния суставной жидкости. Эта часть связки отрывалась без нарушения целостности кости.

Полученные данные позволяют сделать несколько выводов относительно биомеханики метания копья.

Поскольку усилие копьеметателя превышает суммарное пассивное сопротивление кожи, мышц и связок, являющихся тормозами опасного разгибания отведенного предплечья, можно предположить, что переразгибание, ведущее к травме, блокируется активным напряжением мышц, перекидывающихся через сустав. Однако напряжение этих мышц невыгодно с точки зрения механики, поскольку хлестообразное движение, обеспечивающее максимальную скорость кисти — дистального звена кинематической цепи — лучше всего выполняется расслабленной рукой. (Косвенно об этом свидетельствуют наблюдения Е. Н. Матвеева, установившего, что «захлестывание» лучше выполняется при метании отягощений малого веса.) В этом случае механика вступает в противоречие с физиологией.

Те спортсмены, которые избегают травм, очевидно, устраняют это противоречие путем напряжения трехглавой мышцы плеча, локтевого сгибателя кисти и сгибателей пальцев. Однако степень напряжения мышц должна быть абсолютно адекватна задаче предупреждения травмы. Излишнее напряжение сделает рычаг жестким, что отрицательно скажется на дальности броска. Такое взаимодействие мышц по степени напряжения и синхронизации с моментом проявления максимальных усилий требует чрезвычайно тонкой координации, настройки, закрепленной в прочном навыке и возобновляемой перед каждой тренировкой, перед каждым состязанием или даже перед каждым броском. Роль разминки (кроме общего воздействия) как раз и заключается в повышении лабильности мускулатуры, обеспечивающей нужную степень ее напряжения, сонастраивание отдельных мышц и своевременную их активизацию. Метание же различных по весу отягощений, рекомендуемое в литературе, очевидно, должно выполняться с целью разминки или скоростно-силовой тренировки других мышечных групп, обеспечивающих эффективность метания копья, и не может использоваться в качестве средства профилактики типичной травмы.

Рекомендация Э. И. Сакуна применять в специальной разминке копьеметателя утяжеленные снаряды (до 2 кг — при весе копья 600—800 г) нуждается в расшифровке. Формирование навыка работы с большой нагрузкой создает некоторое избыточное напряжение мышц, что является эффективным средством профилактики травматизма. В то же время увеличение напряжения мышц плеча и предплечья ухудшает условия выполнения «хлеста», что отрицательно сказывается на дальности полета копья.

Знание механизма травмы должно учитываться в процессе обучения технике метания копья. Следует критически относиться к сакраментальным и безоговорочным указаниям типа «рука должна работать, как хлыст», воздерживаться от рекомендации полностью расслаблять руку и т.д. Очевидно, навык охранительного напряжения мышц должен стать объектом внимания тренера и спортсмена уже на начальных этапах тренировок. Отсутствие такого навыка делает успех выступления случайным, а возникающие травмы — хроническими.

Движение руки копьеметателя производится в плоскости, наименее благоприятной для обеспечения прочности локтевого сочленения. Отдельные исследователи признают физиологическим лишь незначительный вальгус предплечья и лишь у девочек младшего возраста. При разогнутом и отведенном предплечье ни одна продольная ось мышц не совпадает с направлением силы, деформирующей локтевую коллатеральную связку сустава. Все мышцы плеча и предплечья действуют под более или менее значительным углом. Кроме того, движения, сходные по структуре с метанием копья, в обыденной жизни почти не встречаются. В результате связка упражняется мало, что очевидно, и обусловливает невысокую прочность ее прикрепления к костям.

Можно предположить, что большую роль в своевременной выработке навыка «охранительного» напряжения мышц играет предшествующая двигательная практика копьеметателя. Регулярное метание камней, которым часто увлекаются дети, возможно, способствует выработке необходимой координации в деятельности мышц и укрепляет связки. Для обеспечения безопасности метания существенное значение может иметь также индивидуальная амплитуда разгибания предплечья, которая, согласно данным массовых измерений, колеблется в довольно широких пределах (15—35°) и находится в тесной связи с индивидуальными вариантами конфигурации сочленяющихся костей.

Все это подтверждает необходимость тщательного отбора новичков, желающих специализироваться в метании копья. Обычно при отборе особенности строения и функции локтевого сустава или совсем не учитываются, или же остаются в тени, поскольку тренеры заняты преимущественно выявлением скоростно-силовых качеств.