Вы здесь

Угрозы уничтожения человечества: ядерная война, экологический кризис и СПИД

На рубеже третьего тысячелетия возникли реальные угрозы уничтожения человечества: ядерная война, экологический кризис и СПИД. Первые две — результат деяний человека. Что же касается СПИДа, то мы не знаем, где и когда он зародился, а можем лишь предполагать. Но мы уже видим, что за короткое время своего существования пандемия СПИДа неизмеримо расширилась. Если прибегнуть к образам, то СПИД можно рассматривать как своеобразный эквивалент нейтронной бомбы, которая поражает людей, не трогая материальных ценностей. Еще одно зловещее сходство: в обоих случаях враг невидим и неощутим. Однако если при выбросе радиации мы можем определить степень опасности при помощи дозиметров, то лиц, инфицированных ВИЧ, обнаруживают только после лабораторного исследования. Вирусоносители станут жить среди нас, и многие из них, не зная, что они инфицированы, будут заражать окружающих.

Правомерно говорить и еще об одной черте сходства: в обоих случаях опасность угрожает не только нам, но и нашим потомкам. Ионизирующие излучения вызывают необратимые изменения в наследственном аппарате зародышевых клеток и наиболее жестоко поражают плод и детей. СПИД так же опасен для детей, и нельзя исключить возможность встраивания ВИЧ в наследственный аппарат зародышевых клеток.

Перед медициной встает, как мы уже подчеркивали, задача фундаментальной переоценки целесообразности применения тех или иных инъекций с целью диагностики, лечения и профилактики различных заболеваний. Должно быть максимально сокращено количество таких инъекций, особенно антибиотиков. Необходимо внедрение физических методов лечения. Нужно также пересмотреть список прививок для детей, которые крайне чувствительны к заражению разными инфекциями.



СПИД поставил перед человечеством вопросы, на многие из которых пока невозможно ответить. Над решением их сейчас трудятся ученые многих стран. Подведем краткие итоги. Скажем о том, что сегодня нам известно о СПИДе и что неизвестно, но требуется выяснить, иначе трудно будет противостоять надвигающейся угрозе.

Итак, мы не знаем еще максимальной и средней продолжительности инкубационного периода, наиболее эффективных путей лечения и профилактики заболевания. Предполагается, что продолжительность скрытого периода для мозговых нарушений, связанных со СПИДом, может быть до 20—30 лет. Однако это только предположение.

Мы выяснили, что болезнь способна передаваться во втором поколении при заражении от матери, но не знаем, станет ли в будущем СПИД истинно наследственной болезнью в результате встраивания вируса в наследственный аппарат зародышевых клеток.

Ясно, что проституция, официальная и неофициальная,-грозит в скором времени превратиться в один из главных путей распространения СПИДа. Но мы не знаем, как эффективно решать эту проблему.

Мы не знаем, как будет изменяться клиника заболевания. Имеются, однако, веские основания считать, что в дальнейшем возобладают симптомы поражения нервной системы, ускоряющие смерть.

Мы уже установили: ВИЧ может убивать больного и опосредованно — в результате иммунодепрессии, что способствует развитию злокачественных опухолей и инфекций, вызванных микробами, которые в • обычных условиях безвредны, и непосредственно в результате поражения ткани мозга. Но мы пока не знаем, можно ли относить к СПИДу хронические заболевания нервной системы у лиц, ифицированных ВИЧ, при отсутствии иммунодепрессии.

В мире уже многие дети погибли от СПИДа. Однако мы пока плохо знаем особенности проявления заболевания в детском возрасте. Выяснено, что у детей бывает хроническая лимфоидная интерстициальная пневмония «по вине» ВИЧ, который удается выделить из ткани легких. Но мы не знаем, может ли это привести к воздушно-капельному способу заражения, а также и то, как часто такая пневмония наблюдается у взрослых.

Исследователи констатировали: ВИЧ может находиться не только в крови и сперме, но и в других жидкостях тела (слюне, слезах, молоке, поте). Но мы не знаем, какова реальная опасность контакта с этими жидкостями, которые содержат ВИЧ непостоянно или в очень слабой концентрации. Поскольку заражение возможно при проникновении в тело небольшого числа вирусных частиц, нельзя исключить, что в таком случае скрытый период продлится десятки лет — он тем длительнее, чем меньше вирусных частиц попадает в организм.

И еще многого мы не знаем.

Мы не знаем, в частности, к чему приведет изменчивость СПИДа в будущем. Уже сейчас ВИЧ-2 стали выделять у больных не только в Западной Африке, но и в Германии, Франции, других странах, что требует применения новых диагностических препаратов.

Мы точно не знаем, каковы причины столь бурного распространения пандемии СПИДа. Но можно предположить, что этому способствуют несколько факторов. Один из них — урбанизации населения, скопление людей в больших городах, что облегчает перенос инфекции. Второй — совершенствование средств транспорта и туризма, быстрое перемещение людских масс между странами и континентами. Третий фактор — лавинообразный рост наркомании и сексуальной вседозволенности. Четвертый — научный прогресс, повлекший за собой все расширяющееся переливание крови.

Но, может быть, главная причина — уникальность возбудителя, его необычная агрессивность по сравнению с другими инфекционными агентами?

Думается, это маловероятно. Лауреат Нобелевской премии Г. Темин (1989) приходит к выводу, что хотя ВИЧ и отличается от других вирусов, он не уникален. У него есть ряд общих черт как с РНК-содержащими (высокая частота мутаций и относительно небольшая величина генома), так и с ДНК-содержащими вирусами (способность встраиваться в хромосомы и длительно сохраняться в скрытом состоянии в инфицированной клетке). ВИЧ имеет много общих свойств с ретровирусами, хотя не исключено, что процесс репликации его сложнее. Кроме того, большая часть мутантов ВИЧ нейтральна в эволюционном отношении. Парадоксально, чтЬ, с одной стороны, он мало инфекциозен (например, Р. Галло хранил его в своем домашнем холодильнике), но, с другой стороны, больные СПИДом высокозаразны (хотя и в меньшей степени, чем при болезни Боткина). Природа этого парадокса неясна.

Мы говорили и о заражении новорожденных от инфицированных матерей, что встречается все чаще. Однако механизм такого заражения не совсем понятен. До сих пор нет строгих доказательств практического значения заразности материнского молока. Если они будут получены, встанет вопрос о необходимости пастеризации грудного молока инфицированных матерей и доноров молока. Тут просматривается определенное сходство с заразностью слю-/ ны: несмотря на то, что в ней обнаружен ВИЧ, строгих доказательств ее заразности не добыто: в литературе приводится только один случай, когда пожилая женщина заразилась от своего больного СПИДом мужа-импотента в результате поцелуев.

Нельзя считать достаточно ясным вопрос о возможности заражения СПИДом вследствие укусов насекомых. Бесспорно, что такая возможность до сих пор не доказана. Но спорно утверждение, что она в природе действительно не реализуется. Если известно, что в желудке постельного клопа вирус СПИДа выживает в течение часа, то не исключено, что в условиях антисанитарии и скученности он может передаваться через клопиный укус. Если возможность заражения в результате однократных укусов комаров пока не доказана, то не исключен такой способ передачи, когда человек подвергается массированным укусам насекомых, как бывает в Африке или в тайге (гнус). Поэтому вопрос нельзя считать решенным. Он требует дальнейшего изучения.

Мы знаем, что в отличие от США и стран Западной Европы в Африке основной путь распространения СПИДа — гетеросексуальные контакты. Но мы точно не знаем, как это объяснить. Скорее всего тем, что в Африке значительно меньше распространен гомосексуализм. Однако вероятно и другое: более массивная шприцевал инфекция не только среди наркоманов, но и среди пациентов больниц, кому нередко переливают инфицированную кровь и делают инъекции нестерильными шприцами.

К сожалению, мы не знаем точных цифр заболевших и инфицированных в мире. Это обусловлено несколькими причинами. Во-первых, сама статистика несовершенна, так как ВОЗ регистрирует только больных с выраженной картиной заболевания и не учитывает лиц с пред-СПИДом и вирусоносителей. Во-вторых, многие страны дают неполные данные потому, что у них тестированию на СПИД подвергается незначительная часть людей, относящихся к категории высокого риска. Это в основном страны Африки и Азии, где отсутствие средств для постановки соответствующих исследований препятствует полноценному выявлению инфицированных, прежде всего доноров крови. Третья причина состоит в том, что правительства ряда стран опасаются публикации этих сведений, дабы они не навредили иностранному туризму, который является там одним из главных источников национального дохода.

Механизм заражения СПИДом в результате сексуальных контактов тоже до конца не ясен. В частности, это касается инфицированных гемофиликов. По статистике, супруги-гемофилики заражаются реже (10—15 процентов) в сравнении с обычными регулярными гетеросексуальными партнерами (50—60 процентов). Возможно, дело тут в том, что некоторые серопозитивные гемофилики не инфицированы, а иммунизированы ВИЧ, который утратил свою инфекционность вследствие предварительной обработки антигемофильных факторов, вводимых им в лечебных целях.

Далеко не однозначна проблема карантина при СПИДе. Подавляющее большинство стран и Всемирная организация здравоохранения считают карантин неприемлемым прежде всего из этических соображений, так как он означает практически пожизненную изоляцию инфицированных без их согласия, что противоречит цх гражданским правам. Кроме того, эффективность такого мероприятия сомнительна, ибо всех инфицированных не удастся карантировать — часть их останется нераспознанной. Наконец, в странах типа США, где насчитывается около двух миллионов вирусоносителей, подобная акция могла бы привести к серьезным политическим последствиям. А вот в странах, где эпидемия СПИДа только начала развиваться, вопрос о целесообразности карантина не может быть решен столь однозначно. При, наличии сравнительно небольшого количества инфицированных лиц их своевременное изолирование может предотвратить дальнейшее распространение СПИДа. Ведь до сих пор в ряде государств, в том числе в СССР, существуют лепрозории, в которых содержат и лечат больных проказой. И никто не считает это аморальным, несмотря на то, что проказа значительно менее заразна, чем СПИД, а инкубационный период у нее дольше. Следовательно, проблема карантина должна рассматриваться в зависимости от особенностей той или иной страны. Вспомним пример Кубы, о котором рассказывалось в книге.

Много спорного остается в диагностике СПИДа. По-видимому, само название заболевания не всегда оправданно, так как при прогрессирующем поражении нервной системы встречаются случаи, когда у больного отсутствует выраженный иммунодефицит, а после смерти из ткани мозга выделяют ВИЧ. Чем глубже ученые изучают СПИД, тем все больше убеждаются в важности вызываемого им поражения центральной нервной системы. Поэтому правильнее говорить не о СПИДе, а о ВИЧ-инфекции, которая может протекать в разных формах, причем СПИД — ее конечная стадия. Сейчас становится более очевидным, что ВИЧ обладает не только лимфотропностью, но и нейро-и пневмотропностью, а это предопределяет, разные формы течения болезни. Симптомы слабоумия при СПИДе (деменции) приобретают законченный вид на последней стадии заболевания, но могут выявляться и у так называемых здоровых вирусоносителей.

Эволюция наших представлений о СПИДе поменяла местами значимость поражения при нем центральной нервной системы и наличия саркомы Капоши в качестве основополагающих признаков. Установлено, что саркома Капоши развивается преимущественно у больных-гомо-сексуалистов. По мере того, как роль гетеросексуальных контактов в распространении эпидемии повышается, значение саркомы Капоши как одного из главных симптомов СПИДа уменьшается.

Пытаются разгадать ученые и такой парадокс СПИДа, как сосуществование у вирусоносителей и больных антител, нейтрализующих вирус, и самого вируса. Возможная причина — высокая изменчивость ВИЧ: в процессе заболевания его поверхностные белки способны измениться таким образом, что он не будет нейтрализоваться антителами. Вторая возможная причина состоит в том, что на поверхности оболочки вируса имеются сахара, которые содержатся также и на поверхности клеток человека, й поэтому образующиеся антитела могут не действовать на вирус. Третья версия: в поверхностной молекуле вируса gpl20 участок связывания с СД4 молекулой клеток находится в углублении вирусной оболочки и может быть недоступен для антител.

При осмыслении эпидемии возникают все новые вопросы. Например, не надо ли некоторые случаи деменции, которые ранее проходили под другим диагнозом, считать проявлением СПИДа? Сложно пока точно определить временной период скрытого вирусоносительства после заражения без образования антител. Считают, что он может длиться до трех лет, но не исключено, что его продолжительность может быть больше.

Таковы только некоторые проблемы, еще не решенные учеными.

Что день грядущий нам готовит?

Взять на себя смелость ответить на этот вопрос было бы по меньшей мере самонадеянно. Однако и без попыток прогноза не обойтись, так как иначе нельзя планировать наши мероприятия на будущее. Поэтому допустимо высказать некоторые предположения, основанные на эволюции представлений о СПИДе с момента зарождения эпидемии.

Мы являемся свидетелями того, что последняя четверть XX века становится началом эры СПИДа. Именно началом эры, ибо вряд ли приходится сомневаться в том, что ее расцвет следует ожидать в конце XX и начале XXI века.

Оснований для такого предположения более чем достаточно. Если принять за точку отсчета 10 миллионов вирусоносителей в мире и если считать, что их количество в течение года удваивается, как это наблюдается в странах Африки и Европы, то картина будет такая! 1990 год —20 миллионов вирусоносителей, 1991—40, 1992—80, 1993—160, 1994—320, 1995—640, 1996—1 миллиард 280 миллионов, 1997—2 миллиарда 560 миллионов, 1998 год — 5 миллиардов 120 миллионов человек, то есть практически все население планеты.

Если же считать, что количество больных СПИДом в 100 раз меньше, чем инфицированных, а количество больных пред-СПИДом в 10 раз меньше, чем больных СПИДом, что примерно соответствует действительности, то это значит, что к 1998 году в мире может быть 50 миллионов больных СПИДом и 500 миллионов больных пред-СПИДом; соответственно к 1999 году — 100 миллионов и 1 миллиард, к 2000 году — 200 миллионов и 2 миллиарда, к 2001 году — 400 миллионов и 4 миллиарда, к 2002 году — 800 миллионов и 8 миллиардов, к 2003 году — 1 миллиард 600 миллионов и 16 миллиардов, к 2004 году — 3 миллиарда 200 миллионов и 32 миллиарда, к 2005 году — 6 миллиардов 400 миллионов больных СПИДом и 64 миллиарда больных пред-СПИДом.

Таким образом, мы пришли к очевидному абсурду — к 2005 году число больных СПИДом будет примерно равно населению нашей планеты, а число больных пред-СПИДом — более чем в 20 раз превысит эту величину, что, естественно, невозможно.

Следовательно, прогноз, основанный на простых арифметических подсчетах, исходящих из имеющихся в мире реалий, не корректен. Если же исходить из динамики эпидемии СПИДа в СССР, то наши подсчеты окажутся еще более нелепыми: к 1996 году количество больных в СССР должно составить около одного миллиарда, то есть превысить нынешнее число жителей нашей страны больше, чем в три раза.

«Но этого не может быть!» — воскликнет читатель.

«Да! — уточнит автор.— Этого не может быть потому, что этого не может быть никогда».



Если же говорить серьезно, то мы пришли к абсурду, проигнорировав несколько факторов. Мы предположили, что люди будут пассивно ожидать своей гибели и не предпримут решительных мер против эпидемии. Между тем борьба со СПИДом на планете нарастает, и в некоторых развитых странах темп эпидемии начал снижаться среди части групп риска, например среди гомосексуалов США, что объясняется прежде всего упорной и разумной санитарно-просветительной работой, а также наличием в больницах одноразовых шприцев и игл. Мы не взяли в расчет интенсивных усилий во многих государствах по созданию вакцины и лечебных препаратов против СПИДа. Мы не учли также того, что выведенные цифровые показатели являются кумулятивными, то есть отражают не число новых заболеваний за год, а общее число заболевших к этому году с момента начала регистрации случаев СПИДа. Кроме того, примерно половина больных при подсчете на каждый Данный год погибает. Все эти факторы должны значительно уменьшить предполагаемые нами теоретические цифры инфицированное™ и заболеваемости.

Но, с другой стороны, в большинстве стран Африки и Азии соответствующие данные существенно занижены, как мы говорили, из-за невозможности «диагностики и боязни сокращения иностранного туризма. По мере улучшения качества диагностики вирусоносительства и внедрения его в практику здравоохранения количество инфицированных и больных будет стремительно нарастать, причем скорость этого нарастания может быть значительно выше, чем в СССР,— в десятки и сотни раз, из-за скученности населения, отсутствия одноразовых шприцев и игл, распространенности наркомании.

Не менее важный негативный фактор, «весу» которого суждено увеличиваться,— прогрессирующее истощение материальных и финансовых ресурсов всех стран, но особенно слабых экономически. Мы уже отмечали ранее, что даже в такой высокоразвитой стране, как Англия, общие затраты на борьбу со СПИДом превысили в 1990 году 136 миллионов фунтов стерлингов. Тут прямая зависимость: рост числа больных и вирусоносителей исчерпывает материальные ресурсы, прогрессирующее истощение материальных ресурсов препятствует усилению борьбы со СПИДом. Даже сейчас в некоторых африканских странах люди погибают от СПИДа прямо на улицах.

Таким образом, абсурд, к которому привели наши упрощенные расчеты, не столь уж фантастичен. Трудно предугадать, какие из рассмотренных факторов возобладают в будущем. При этом следует иметь в виду, что все ныне здоровые вирусоносители скорее всего заболеют и погибнут от СПИДа в ближайшие 10 лет. Даже если к тому времени будут разработаны эффективные методы лечения и профилактики СПИДа, они не смогут в течение 10—15 лет оказать существенное влияние на ход пандемии, так как их широкое применение возможно не раньше, чем через 10 лет. Но даже и это крайне маловероятно, так как для использования этих средств в полном объеме потребуются колоссальные затраты, которые окажутся непосильными для многих стран.

Эксперты ВОЗ считают, что в ближайшее десятилетие ущерб от СПИДа будет сравним с последствиями крупномасштабного военного конфликта с применением ядерного оружия и что СПИД может поразить в 90-е годы свыше 50 миллионов человек. Предполагается, что только в 2000 году СПИДом заболеют 850 тысяч взрослых вирусоносителей. Экономический урон лишь для США возрастет к 2000 году до триллиона до/шаров. Каждый пятый больной СПИДом в США — житель Нью-Йорка, где СПИД стал третьей главной причиной смерти после рака и сердечнососудистых заболеваний. Носители ВИЧ — более 200 тысяч нью-йоркцев. К концу 1992 года общее количество больных СПИДом в США достигнет 350 тысяч, причем ежегодно будет регистрироваться по 80 тысяч новых случаев заболеваний, а погибать от него, тоже ежегодно,— около 65 тысяч человек.

В Институте эпидемиологии и микробиологии АМН СССР имени Н. Ф. Гамалеи под руководством академика С. В. Прозоровского разработана математическая модель «Сигма-4», которая позволила спрогнозировать, что пик эпидемии СПИДа в США наступит в 2006 году, когда число носителей вируса СПИДа достигнет 100 миллионов. С 1981 по 2010 год США могут потерять примерно 100 миллионов человек, расходы на борьбу со СПИДом там составят в 1995 году 350 миллиардов долларов — сумму, равную всему нынешнему военному бюджету США, а в 2000 году на эти цели будет истрачено, повторим, около триллиона долларов.-

В отличие от эпидемий прошлого, пандемия СПИДа представляет собой чудовищное переплетение различных проблем: социальных, политических, экономических, этических. Его питательная среда — такие пороки современного общества, как безнравственность, проституция, наркомания. Эпидемия СПИДа угрожает самым основам цивилизации, и прежде всего продолжению рода человеческого. Страх заразиться заставит широко применять противозачаточные средства. Тенденция к нарастанию числа беременных женщин, инфицированных вирусом СПИДа, приведет к рождению все большего количества больных детей. Среди вирусоносителей и больных будет становиться больше лиц со СПИД-деменцией. Иными словами, эпидемия СПИДа может дать ход эпидемии слабоумия. Она постепенно и неуклонно выключит из жизни сравнительно молодых людей, находящихся в расцвете жизненных сил, что чревато неуклонным снижением рождаемости и экономическим параличом общества.

Развитие эпидемии СПИДа в значительной степени зависит от возможности изменения биологических свойств ВИЧ. Может ли ВИЧ сделаться агрессивнее и что под этим подразумевается? Или убыстрение течения заболевания и приближение смертельного исхода, или же то, что ВИЧ может стать более заразным. Лауреат Нобелевской премии Г. Темин считает, что чем сильнее выражен смертельный эффект ВИЧ, тем легче контролировать эпидемию, так как у зараженных лиц будет меньше времени для распространения вируса и меньше скажется его заразительность. Чтобы стать заразнее, ВИЧ должен изменить свои свойства таким образом, чтобы в крови инфицированных лиц содержалась большая концентрация вируса, тогда к распространению ВИЧ «подключатся» кровососущие насекомые.

Другая возможность: вирус приобретет способность интенсивнее размножаться в коже, кишечнике, легких или эпителии полости рта, что позволит ВИЧ переноситься в результате бытовых контактов, воздушно-капельной и кишечной инфекции, а это грозит непредсказуемыми последствиями.

Но, с другой стороны, чтобы концентрация ВИЧ в крови увеличилась, он должен приобрести способность размножаться в значительно большем количестве клеток, чем сейчас, или же предотвращать иммунную реакцию хозяина на ВИЧ. Оба эти свойства усилили бы смертельное действие вируса и тем самым ограничили распространение эпидемии. Но чтобы ВИЧ начал интенсивно размножаться в коже, кишечнике, легких и эпителии полости рта, он должен слабее инфицировать лимфоидные клетки и макрофаги. Поэтому Темин сомневается в том, что ВИЧ способен стать более агрессивным, и предполагает, что он даже снизит свою патогенность, благодаря чему инфицированные лица смогут жить дольше. Вместе с тем получение вакцин и лечебных препаратов может способствовать появлению мутантов ВИЧ, противостоящих их действию, и вызвать периодические изменения вариантов ВИЧ подобно тому, как это наблюдается с вирусом гриппа, с возникновением доминирующего варианта ВИЧ в каждое данное время.

Но изменение биологических свойств ВИЧ может пойти и в другом направлении. Речь идет о доказанной наукой способности некоторых ретровирусов встраиваться в геном зародышевых клеток и передаваться по наследству. СПИД — первая ретровирусная инфекция человека, и пока нельзя предсказать, как поведет себя ВИЧ в дальнейшем. Но если это произойдет, то это будет первый случай в истории человечества, когда возбудитель особо опасной инфекции приобретает способность инфицировать генетический аппарат. Такая вероятность, однако, очень мала.

И снова подчеркнем: анализ тенденций развития эпидемии СПИДа позволяет предположить, что в дальнейшем все более распространенным путем переноса инфекции станут гетеросексуальные контакты. Процент инфицированных проституток во всех странах будет лавинообразно нарастать. Поэтому решительная борьба с проституцией должна быть возведена в ранг важной государственной задачи.

СПИД в СССР

Печальная истина состоит в том, что полностью предотвратить эпидемию СПИДа до конца нынешнего столетия и в начале XXI века не удастся. А замедлить ее развитие в наших силах. Но только при максимально напряженных усилиях всех государств. Борьба со СПИДом может быть успешной лишь в том случае, если руководители всех стран и все общество поймут, что промедление приближает к вселенской катастрофе. Они должны осознать, что в эпоху СПИДа финансирование медицины — наиболее приоритетная задача, что необходимо резко увеличить ассигнования на строительство и оборудование больниц и поликлиник.

Мы уже говорили, что сейчас, пока еще не получена вакцина против СПИДа, основное в противостоянии эпидемии — разумная и разносторонняя санитарно-просве-тительная работа среди населения. Людей необходимо информировать о путях передачи СПИДа. Каждый должен знать, что он не гарантирован от заражения, так как в той или иной степени все мы уже относимся к группе риска,— даже если мы безгрешны, нам не делали переливания крови, а инъекции производили одноразовыми шприцами. Не все медсестры всегда добросовестны: халтурщики возможны в любой профессии, и нельзя исключить, что медсестра не загрязнит одноразовый шприц. Нельзя исключить, что ваш половой партнер не абсолютно честен. Нельзя также исключить возможный контакт вашей кожи и слизистых оболочек с кровью вирусоносителя во время травмы или в родильном доме.

По данным на 29 июня 1990 года, всего в мире зарегистрировано 266 098 больных СПИДом, в том числе в США — 133 889, в Европе—35 493 (во Франции—9718, Италии —6068, бывшей ФРГ —4863, Испании —5295, Великобритании —3247). В Африке — 64 828 случаев (из них в Уганде—12 444, Заире—11 732). Эксперты ВОЗ полагают, что реальное количество больных — около 700 тысяч, преимущественно в Африке.

В СССР на 10 марта 1990 года выявлено 457 советских граждан, инфицированных ВИЧ, из них более 200 — дети; 19 из 28 заболевших СПИДом умерли. К июню 1990-го насчитывалось 512 вирусоносителей, заболело СПИДом 39 человек, 22 из которых погибли, причем 14 детей. Двадцать пять процентов всех ВИЧ-инфицированных — жители Москвы.

У нас развернуто 812 лабораторий по диагностике СПИДа. На следующие пять лет запланирована организация еще до 2000 таких лабораторий. Созданы всесоюзный и 22 республиканских и региональных центра по диагностике СПИДа. В 1989 году специализацию по СПИДу прошли свыше 3 тысяч врачей.

СПИД можно победить только совместными усилиями государств, всего людского сообщества. В связи с этим было бы полезно читателям поразмыслить над статьей собственного корреспондента АПН в США Эдгара Чепорова «Момент прозрения?», опубликованной в «Советской культуре» 12 мая 1990 года. Вряд ли тут понадобятся особые комментарии.

«Умер Райан Уайт, восемнадцатилетний американский школьник. Сотни человек провожали его в последний путь. Среди них — супруга президента США Барбара Буш, «звезды» шоу-бизнеса Майкл Джексон и Элтон Джон, «звезда» американского футбола Хуви Лонг, ведущий телепрограммы Фил Донахью и многие другие официальные и неофициальные лица. Автобусы привезли на панихиду школьников, и детский хор, в котором запевала девочка с заплаканным лицом, пел пёсню под названием «Для чего же тогда существуют друзья». Панихида транслировалась по национальному телевидению, губернатор штата приказал приспустить флаг на здании муниципалитета.

Райан Уайт умер от СПИДа.

Но за что ему такие почести, когда в стране ежедневно умирают от этой болезни сотни людей? Думаю, что похороны Райана стали точкой отсчета, началом поворота в отношении американцев к жертвам СПИДа. Первая, жесткая, замешанная на страхе реакция на волну СПИДа, судя по всему, уступает место исконным заповедям нравственности, умению понимать и разделять страдания другого человека.

Впервые американцы услышали о Райане Уайте в 1984 году. Мальчик был болен гемофилией. При переливании крови ему занесли вирус СПИДа. Четырнадцатилетнему Райану пришлось уйти из школы в городе Кокомо. Уйти из-за того, что, объятые страхом и не желавшее слушать никаких аргументов о том, что болезнь не передается при простом общении, родители его одноклассников под угрозой бойкота потребовали исключения Райана. В доме, где Райан жил с сестрой и матерью, были выбиты окна. У автомобиля проткнуты шийы. В супермаркете кассиры бросали сдачу на прилавок, избегая прикасаться к рукам его матери.

Семья переселилась в Цицеро, близ Индианополиса, и тамошняя школа приняла мальчика. Школьный совет провел несколько конференций и дискуссий о СПИДе, призывая всех руководствоваться здравым смыслом и милосердием. Сам Райан выступал на слушаниях в конгрессе, его приглашал на свое телешоу Фил Донахью, о нем сняли телефильм, оц стал гостем Рональда и Нэнси Рейган. Райан был хорошим учеником, учился танцевать и водить машину, подаренную ему знаменитым певцом Майклом Джексоном. Райан не хотел, чтобы его жалели, ему нужно было чувствовать себя равным среди равных.

Юного Райана считают в Америке героем, имевшим мужество бросить вызов невежеству, лицемерию и жестокости общества. Когда школа в Кокомо не разрешила ему посещать занятия, он, поддержанный матерью, начал бороться за свои гражданские права. Суд решил иск в его пользу. Эта борьба, которую широко освещали средства массовой информации, разрушила многие мифы о болезни, помогла врачам и педагогам убедить людей в том, что болезнь может поразить людей разных возрастов и профессий, из разных слоев общества, что, хотя она и смертельна, больные годами могут вести нормальную жизнь.

«Людям, видящим Райана, такого милого, любящего и мягкого, трудно было оправдать дискриминацию против тех, кто страдал этой болезнью»,— сказал Томас Брандт, представитель национальной комиссии по СПИДу. Да, конечно, Райан стал знаменитым, печально знаменитым, но он сам говорил, что отдал бы с радостью свою известность в обмен на здоровье. Пишут, что в больнице, куда привезли юношу, телефон звонил не переставая,— американцы хотели поддержать его. Среди них были вице-президент Дэн Куэйл, сенатор Эдвард Кеннеди, знаменитые музыканты, писатели, спортсмены. Жители Цицеро ждали объявления о состоянии здоровья Райана в последних известиях — вдруг ему удастся выкарабкаться. Джордж Буш, узнав об ухудшении состояния Райана, посадил в Индианополисе дерево «в честь Райана», заявив, что тот «помог нам понять правду о СПИДе, показал всем нам силу и мужество своего сердца».

Города Кокомо и Цицеро, так по-разному отнесшиеся к Райану, стали как бы нарицательным обозначением добра и зла, хотя, конечно же, не все в Кокомо были против посещения Райаном школы и не все в Цицеро были довольны его приездом. Америка оценила Райана за преподанный ей урок. «Райан и его семья верили в чудо,— сказал священник на панихиде,— чуда не случилось. Но я верю, что Бог дал нам чудо в лице Райана, который лечил мировую болезнь духа».

Экс-президент Р. Рейган в статье в газете «Вашингтон пост» пишет: «Мы обязаны Райану тем, что страх и невежество, которые изгнали его из дома и из школы, будут уходить. Мы обязаны Райану тем, что открыли наши сердца и разум навстречу больным СПИДом. Мы обязаны Райану сочувствием и терпимостью к больным, их друзьям и семьям. Страшна сама болезнь, а не люди, которые от нее страдают. Он учил нас тому, как надо жить и умирать».



Заявление бывшего президента вернулось к нему бумерангом. Администрация школы, приходилось мне слышать, не изгнала бы Райана, если бы Р. Рейган вовремя, как и добивались от него, предложил принять антидискриминационный закон, если бы он более ответственно отнесся к этой проблеме.

Вот письмо, пришедшее в «Вашингтон пост» в ответ на статью экс-президента: «Я считаю выступление Р. Рейгана самым возмутительным и растравляющим душу из всех, прочитанных за долгое время. Не могу представить, как у него хватило совести написать: «Мы так ничтожно мало сделали для Райана. Как бы я и Нэнси хотели владеть волшебной палочкой, чтобы покончить с болезнью». У него не было волшебной палочки, но у него было другое — президентство в первые восемь лет эпидемии СПИДа. Р. Рейган мог повысить шансы на выживание Райана и других больных, если бы часто и убежденно говорил о СПИДе. Вместо этого ему понадобилось семь лет, чтобы наконец выступить. В это время 50 тысяч американцев уже были больны и 30 тысяч умерли от СПИДа. Он мог бы воздействовать на конгресс, чтобы получить достаточно денег для борьбы со СПИДом. Вместо этого он вначале не просил ничего, потом просил оскорбительно мало. И каждый год конгресс выделял больше денег, чем просила администрация. Президент мог бы привлечь внимание к тому, как медленно разворачиваются организации, обязанные изучать болезнь и находить лекарства против нее. Он мог бы настаивать на четкой, цивилизованной образовательной и профилактической кампании, чтобы остановить распространение болезни. Он мог бы сделать многое, чтобы спасти жизни. Но он сделал «ничтожно мало». Тем, что у него хватило совести петь панегирик Райану Уайту вместо того, чтобы взять на себя ответственность и просить о прощении за восемь лет бездействия, он оскорбил всех умерших от СПИДа, включая Райана».

Жесткие слова. Р. Рейган, конечно, знал, какие упреки и претензии ему могут быть сейчас предъявлены, и все же счел нужным заговорить о своем сострадании к Райану Уайту. Знамение времени?

Итак, смерть Райана вызэала у американцев невиданный прежде всплеск сострадания. Как долго он продлится? В начале эпидемии причиной большей части случаев СПИДа среди детей было заражение через переливание крови. Сегодня в основном болеют дети, получившие смертоносный вирус от своих матерей при родах. Всего в США зафиксированы 2116 зараженных СПИДом детей. Число их растет и скоро станет, как подозревают, серьезнейшей проблемой для американского здравоохранения, для всего общества.

Без милосердия, без перемен в психологическом климате эта проблема будет еще более трагичной.

Райан Уайт и сочувствующие ему люди выиграли первый раунд в схватке против человеческой жестокости и равнодушия. Урок и для нас. Читаю в «Московских новостях» о результатах всесоюзного опроса общественного мнения. «Говоря об убийцах, 70 процентов выбрали вариант «ликвидировать», от 27 до 33 процентов предложили применить ту же меру к проституткам, наркоманам, гомосексуалистам. От 16 до 22 процентов требуют «ликвидировать» рокеров, больных СПИДом, родившихся неполноценными, от 3 до 9 — нищих и алкоголиков».

Есть ли у нас свой Райн Уайт? И что станет для нас моментом «жестоких сердец умягчения»?»