Вы здесь

Взаимосвязь упражнений на силу и растягивание мышц

Специалистами длительное время оживленно обсуждается вопрос о взаимном влиянии упражнений на силу и растягивание мышц. Так, Е. Д. Гевлич (1960, 1966), С. Г. Филановский (1961), Б.В. Сермеев (1964) и многие другие утверждают, что применение силовых упражнений отрицательно сказывается на гибкости. Есть мнение о независимом развитии и существовании этих двух качеств.

Мы считаем целесообразным рассматривать эту проблему в двух аспектах:

  • 1)    не препятствует ли большая сила мышечных групп, окружающих сустав, проявлению максимального размаха движения в суставе?
  • 2)    не ухудшает ли большой объем упражнений на растягивание показатели силы этих мышечных групп?

Возможна и такая интерпретация проблемы: как влияют на силу мышц и величину предельного размаха движения режимы с преимущественным сокращением и с преимущественным растягиванием мышц, и какой эффект дает совмещение этих режимов?

Наиболее убедительные ответы на эти вопросы может дать сопоставление результатов так называемого естественного эксперимента. Им может считаться длительная и успешная тренировка в каком-либо виде спорта, моделирующем аналитически избранные режимы работы мышц. Мы измерили силу сгибателей стопы (сокращение трехглавой мышцы голени) и предельный размах пассивного разгибания стопы в голеностопном суставе (пассивное ее растягивание) у мастеров спорта по лыжным гонкам, у велосипедистов-шоссейников (модель большого объема силовых сгибаний с ограниченным размахом), у пловцов-брассистов (регулярное растягивание трехглавой мышцы при плавании и при «сухой» разминке — резкие силовые сгибания при отработке старта и поворотов) и у штангистов (силовое сгибание при тяге и толчке снаряда от груди в сочетании с пассивным растягиванием в положении «разножки», при приседаниях с большими весами и т.д.). Результаты измерений представлены в табл. 29.

Сила и растяжимость мышц голени при различных двигательных режимах у мужчин-мастеров спорта и у не занимающихся спортом

Лыжники, имеющие достоверно большую силу, чем не занимающиеся спортом, обладают значительно меньшим размахом движений. Велосипедисты, не уступая в силе мастерам-лыжникам, сохраняют одинаковый с не занимающимися спортом объем разгибания стопы (Р<0,05).



Ультраструктура скелетной мышцы при моделированной дистрактной нагрузке

Такое соотношение возникло в результате приспособления к выполнению стереотипныхрабочихдвижений. На равнинных участках лыжники разгибают стопу в голеностопном суставе на 18—22°, на подъемах — максимально на 28°. При педалировании велосипедист использует дугу разгибания в 26-27°.

Пловцы-брассисты по силе мышц незначительно отличаются от не занимающихся спортом и в то же время существенно (Р<0,01) превосходят их в размахе разгибания стопы. Штангисты, что вполне естественно, обладают наибольшей силой мышц, но они же обнаруживают и наибольшую их растяжимость. Именно у штангиста мы зафиксировали рекордное разгибание в голеностопном суставе (59°), которое, кстати, он полностью использовал в положении «разножки» при поднимании предельных весов.

Таким образом, сопоставление полярных по специфике работы режимов показывает, что сила и растяжимость мышц развиваются независимо друг от друга. Изолированное применение упражнений с преимущественным сокращением мышц (у лыжников) увеличивает их силу и ухудшает эластичность. Преобладание режима с растягиванием мышц (у пловцов-брассистов) улучшает их растяжимость и лишь незначительно влияет на силу. Совместное же применение упражнений обоих типов (у штангистов) благоприятно отражается как насиле мышц, так и на их растяжимости. Сходная ситуация наблюдается и в лыжном двоеборье. Двоеборцы несколько уступают прыгунам на лыжах с трамплина в величине разгибания стопы, но явно превосходят в этом отношении лыжников-гонщиков. Тем не менее огромный объем движений в лыжных гонках все же перевешивает, создавая двоеборцам дополнительные технические трудности как в положении низкой стойки на горе разг она, так и при управлении лыжами в полете.

Проведенный нами педагогический эксперимент подтвердил положение о возможности сепаратного, параллельного развития силы и подвижности в суставе в специально моделированных двигательных режимах.